мая 14 2009

«ПАРИКМАХЕР» И К°

Плавунцу «стрижка» сетей за обычай. Крабы могут многое. Бегать боком по дну, лазить по вертикальным откосам скал, в случае опасности камушком падать в воду, прогуливаться ночью по пляжу, глазеть подолгу на луну, а вот плавают очень неохотно и довольно неуклюже. Хороший пловец только один из черноморских крабов – краб-плавунец. Для плавания он приспособил заднюю пятую пару ног. Они у него уплощены и похожи как бы на весла-лопаточки. Эти лопаточки у него вроде лопастей гребного винта, и когда краб плывет бочком, лопасти у него работают, как пропеллеры. Этими же лопаточками плавунцы – любители песчаных фунтов закапываются в песок, вернее, забрасывают себя поверху песком для пушей маскировки. Ног у всех крабов по десять, но передняя пара ножек не видна, они скрыты под панцирем и служат для чистки крабьих жабер. Быстро-быстро работая этими ножками-чистильшиками, они освобождают жабры от соринок, песка и частичек ила. Глаза у крабов удивительные. Они посажены на «стебельки», которые могут втягиваться и выдвигаться. К. Паустовский писал об этом так: «Крабы бегали по шлюпке, прятались под решетчатый пол и смотрели оттуда… яростными глазами то выдвигая их, то пряча, как театральные бинокли». Самки и самцы у плавунцов различаются и по внешнему виду, и по размерам. Самцы крупнее. Брюшко у самочек шире и состоит из большого числа члеников, так как самки в летнее время носят икру, а она как раз приклеена у них при помощи слизистых тяжей к брюшным ножкам. Цвет икры у крабов очень красивый -ярко-оранжевый. Число икринок 10-12 тысяч. Носит их самка 2-3 недели. Самцы находят самочек, руководствуясь в основном обонянием и,
«ПАРИКМАХЕР» И К° если складывается клас- сический треугольник – Краб-плавунец. одна самка и двое претендентов, драка неизбежна. Самка в это время отходит. в сторону и бесстрастно ждет победителя. Впрочем, крабы вообще «народ» драчливый, и они часто жестоко дерутся из-за корма, убежища, выламывая друг у друга клешни и круша панцири. Что ж «на войне как на войне», говорили древние греки. Вот как описывается крабья стычка в книге О. Хлудовой «За голубым порогом»: «…бойцы делали быстрые шажки на широко расставленных ногах, стараясь ухватить друг друга за раскрытые, вытянутые вперед клешни… Я приняла на себя роль рефери, решив вмешаться в случае нарушения спортивных правил. Крабы были примерно одинакового размера, и силы их были равны, но один вел себя афессивнее. Он постепенно теснил отступающего противника. В какой-то неуловимый момент крабы сцепились клешнями и перешли к «рукопашному бою». Они кружились, толкая друг друга, пока один из них не прижался спиной к камню. Он как-то изловчился, освободил клешню и схватил противника за ногу. Тот рванулся в сторону, и, прежде чем рефери мог вмешаться, нога отломилась. Схватка сразу кончилась. Соперники выпустили друг друга и разбежались в стороны…». Последствия крабьих драк не всегда трагичны. Сломанный панцирь при линьке сменится на целый, оторванная нога или клешня постепенно отрастет, достигнув после нескольких линек исходного размера. Особенно часто дерутся эти «броненосцы» в аквариумах, поэтому в них обязательно должны быть камни, пустые створки раковин моллюсков, чтобы более слабый из драчунов мог спрятаться. Впрочем, он может поступить и по-другому – «уйти в глухую защиту, т. е. прикрыть себя плотно прижатыми клешнями так, как делает боксер, прижавший к лицу обе перчатки». «Детская смертность» у крабов огромная. Из сотен тысяч отложенных икринок доживают до взрослого состояния лишь единицы (5 -7). Для икрометания самочки плавунцов обычно подходят к берегу, где вода теплее и богаче кислородом. Именно поэтому крабов давно уже нет на всех крымских пляжах. Фактор беспокойства на мелководьях срабатывает безотказно. Периоды почти ежемесячных линек у крабов – тяжелое, чреватое риском время. Перед этим они прячутся, залезают во всякого рода укрытия. Ведь всякому лестно съесть их лишенное брони мягкое вкусное тельце. По ходу линьки панцирь у крабов лопается, и они через трешину постепенно освобождают спинку, брюшко и клешни. Какое-то время они пребывают в совершенном неглиже, но потом тело их вырабатывает панцирь. Поначалу он мягкий, сморщенный и только спустя некоторое время распрямляется и твердеет. Период линьки – это одновременно и период голодовки, так как плавунцы в это время, конечно же, не охотятся и не едят. «Пр

нет комментариев

мая 05 2009

ОТЦОВСКАЯ СТРАДА

Автор: в РЫБЫ

Некоторые бычки могут подолгу оставаться вне воды. Они ка-, жутся уже мертвыми, но если их выпустить в воду, довольно быстро приходят в себя и уплывают. Е. Еремеева Купленные на рынке свежевыловленные бычки зачастую никак не хотят умирать. Вы принесли их на кухню, их пора чистить, жарить, а они поигрывают хвостами и раззевают зубастые рты. Проходит час-два… Жалко ведь, рука не поднимается чистить и класть их на сковородку живьем в кипящее на огне масло. Вы уже теряете терпение, а бычки лупят на вас живые глаза: «Не дождешься, мол…». Разве что к середине дня «заснет», угомонится последний. И что это за живучесть у них такая диковинная? Другие «персоны» из рыбьего племени уже несколько раз бы померли, сельдевые, например, которые без воды едва ли проживут 10 минут. Так это другие, а не бычки. И все потому, что дышать они могут не только жабрами, но и кожей. Лишили их воды с растворенным в ней кислородом, они и переключились в безводье на кожное дыхание. Потому и живут принесенные с рынка подолгу- Впрочем, они далеко не чемпионы. Караси, говорят, могут без воды в течение 20 дней оставаться живыми, если их слегка поверху увлажнять водой. И еще некоторые отличительные особенности семейства бычковых: у них нет на теле боковой линии, и, как правило, нет плавательного пузыря, а брюшные плавники срослись и образо- вали присасывательный диск, благодаря которому эти рыбки могут уютно располагаться на совершенно отвесных скальных откосах под водой или даже повиснуть вниз головой с «потолка» аквариума или подводного грота. Пожалуй, бычки единственные, кому под силу такие «цирковые трюки». Присасываются они так крепко, что никакому шторму не смыть их с избранного места. Очень интересны бычки и тем, что самцы у них образцовые отцы, а самочки довольно безответственные мамаши и «гулены». Такая безаппелляционность нуждается в подтверждении и примерах, потому давайте заглянем в «святая святых» рыбьей жизни, в их семейный быт. В преддверии нереста будущие отцы семейства «надевают» свадебный «наряд»*, преимущественно строго элегантного черного цвета и приглядывают места, куда можно пригласить самочку. Это может быть кучка камней, старая консервная банка, створка отмершей мидии или пустой крабий панцирь. Не ограничиваясь предсвадебным переодеванием, самцы некоторых видов бычков вполне способны исполнить свадебную «песенку». Бычок-кругляк квохчет и скрипит, а если на него не обращает внимания прекрасная половина бычкового племени, начинает от возмущения вере шать. Самец бычка-подкаменщика в подобных ситуациях, напрягаясь и полуоткрыв рот, издает щелкающие звуки. Приглашают половозрелых самочек к подобию гнезд самцы и особыми ритуальными позами и движениями, а если они упрямятся, могут и силой подогнать и заставить отложить икру, причем иногда в одно гнездо откладывает икру не одна, а несколько самок. Каждая икринка у бычков продолговатой формы, и на одном ее конце есть пучок липких нитевидных выростов, с помощью которых они прикрепляются к «потолку» или стенкам гнезда. Располагаются икринки в один слой, что заметно облегчает к ним доступ кислорода. Некоторые бычки для икры роют особые ямки-норки. Выбранные места для гнезд самцы сначала очищают от мусора, вынося соринки во рту, а уж потом, мордочкой и плавниками, углубляют норку. Кладка продолжается в течение 3—9 часов, так как икра откладывается порционно. В большинстве своем самцы участвуют в нересте только один раз в жизни, после чего в возрасте 2-3 лет погибают. Некото рые, пережив зиму, еще раз участвуют в нерестовых «играх». Самки нерестуют в течение ряда лет и тоже гибнут. Живут бычки недолго – от 2 до 6 лет. * У бычков травяника и мартовика нерестового «наряда» нет. Начинается откладка икры у бычков в апреле, завершается в августе. Плодовитость у разных видов – от 800 до 50 ООО икринок на самочку. Срок инкубации тоже разный от 6 до 28 суток. Надо отметить, что икра, отложенная донными рыбами, развивается гораздо дольше, чем икра, плавающая в толще воды. Последней может быть достаточно 1,5-2 дней, чтобы из нее вылупились личинки, поэтому шансов быть съеденными на стадии икры у таких рыб поменьше, чем у бычков с их донной, долго развивающейся икрой. В период нереста самцы становятся смелыми, задиристыми, дерутся между собой и даже кусаются. Отложенную икру очень берегут. Гонят не только тех, кто приближается с явным намерением полакомиться икрой, но и тех, кто, просто прогуливаясь, проплывает мимо, без каких-ли
бо преступных поползновений. Это на всякий случай, мало ли что… Кроме охранных мер, самцы еще и аэрируют кладку, усиленно машут плавничками у входа в гнездо, облегчая доступ кислорода к каждой икринке. Осевшие на драгоценную кладку соринки отцы семейства собирают ртом и выносят за пределы гнезда. И так две-три недели. Еду в это время самцы не ищут, им некогда, пользуются иногда тем, что чуть ли не само в рот лезет, а это в море случается редко, поэтому сильно худеют, становятся нервными, иногда даже гибнут на своем благородном посту. Вот и поверь после этого бытующему определению: «Бычок-простачок». Освободившись от родительских забот, самец меняет свой «свадебный наряд» на будничный, быстро набирает вес, теряет все родительские инстинкты и может охотно закусить своими же «детьми», которых столь самоотверженно, на стадии икры, охранял. «Супруга», отнерестившись, тут же уплывает и за все время созревания икры и после вылупления личинок, глаз не кажет к семейному очагу. Гуляет себе, кормится, радуется жизни. Среди мелких бычков есть в Черном море настоящие карлики 2,5-3 см длиной. Самцы этих бычков готовы к нересту в 4-8-месячном возрасте. Еше меньших размеров бычки, найденные в озерах на Филиппинах. Они не длиннее 8-9 мм. В обыкновенном наперстке можно засолить таких целых 18 штук! Это наименьшие позвоночные животные на планете. Интересно, что американские модницы носят иногда хрустальные серьги-аквариумы, внутри которых плавают в морской воде карлики из карликов – крошечные живые бычки пандаги. Внешность у бычков незамысловатая. Главное украшение, а если это можно назвать украшением, большая голова с очень щекастой и очень губастой мордочкой. К. Паустовский, ловив ший их вблизи Таганрога, отмечал, что у них «сосредоточенное выражение на мордах», и что бычки большие флегматики и когда он ташил их из воды «они как будто даже не огорчались неприятному происшествию с собой и только старались сообразить, как же это случилось». Плавают бычки неважно и неохотно. Могут ходить по дну «пешком», помогая себе широкими лопастями грудных плавников и резко хлопая крупными жаберными крышками. При этом две сильные струи воды выталкиваются назад, а бычки в это время толчками продвигаются вперед. Получается, что они могут передвигаться по дну частично и по принципу ракеты. В рационе бычков – мелкая рыба, вырытые из фунта черви, моллюски, небольшие ракообразные. Охотятся обычно, подкарауливая добычу из засады и если задуманное сорвалось, жертву не преследуют. Отличается один вид бычков от другого по окраске, размерам и по «месту жительства» (бычки-травяники, песочники, подкаменщики и др.). Особенно много бычков у Одесского побережья и в северо-восточной части моря. В числе промысловых до недавнего времени были мартовик, ротан, песочник, кругляк. Численность кругляка временами могла доходить до 5000-8000 на одном гектаре поверхности дна. Поэтому именно он давал основную часть улова. В числе бычковых врагов – дельфины, осетр, севрюга, ерш, морской кот, катран, водяной уж, многие виды водных птиц и, само собой, человек. Суммарное число видов бычков более 850. Из них в Черном море – 20. Один вид – бычок-рыжик угодил, по нынешней малочисленности, в Красную книгу Украины. Названий у бычков в различных регионах нашей бывшей страны множество. У бычка-кругляка, например, их 11 (бубырь, губан, собачка, буц, кашник, хляк, коваль, черныш, кубарь, кузнец, песочник). После хамсы и кильки бычки сейчас, пожалуй, относительно недорогая рыба. Так было и всегда. В. Катаев в своей книге «Белеет парус одинокий» пишет, что в дореволюционной Одессе сотню бычков можно было купить за 20-30 копеек. Ну, а сейчас за 30 копеек разве что одного бычка приобретешь, и, все, равно, бычки, по сравнению с другим рыбным товаром, более доступны рядовому покупателю. Лишь бы не переводились.

нет комментариев

мая 04 2009

НАВЯЗЧИВАЯ ОСОБА

Автор: в РЫБЫ

Прилипалы используют акул, как бродяги – товарные поезда. Дж. Клинлжел Зто совершенно удивительная по своим повадкам и образу жизни рыба. Не понятно, куда ее определить. То ли она иждивенка, то ли бескорыстная спутница, то ли просто страда юшая леностью наездница. Скоре всего и первое, и второе, и третье, всего понемножку. Это о рыбе-прилипало, или, по-другому, реморе. В Черном море всего один вид и то не свой истинно черноморский, а пришлый, почтивший нас своим вселением в 1961 г. Надо думать, что «приехать» ремора могла на какой-либо крупной рыбе, а может быть и, скорее всего, на днише кораблей, следующих из Средиземного моря в Черное. Могло и течением занести ее икринки или личинки. Икра у ремор не только донная, но и пелагическая, то есть плавающая в толще воды и подвластная, следовательно, всяким течениям. Там, где у рыб обычно спинной плавник, у этой синенькой по цвету рыбы ближе к голове расположена присоска. Устроена она так, что оторвать ее, например, от днища корабля или от тела рыбы-хозяина, не зная, как это сделать, совершенно невозможно. Скорее разорвешь, чем оторвешь. Надо обязательно передвинуть ремору вперед, тогда присасывающая сила диска ослабеет, и эту приставалу можно будет снять. Случается так, что к акуле или киту присасываются не одна, а несколько ремор, и «транспортное средство» против этого не возражает, а если бы и возражало, все равно отделаться от этих пассажиров невозможно. На днище корабля «Калипсо» поселилось, по свидетельству Ж.-И. Кусто, 40 ремор, после того, как команда Кусто уничтожила их хозяев – акул. Есть виды ремор, которые присасываются только к определенным морским животным. Так, у берегов Австралии живет австралийская ремора, которая «любит» только китов и ни за что не «оседлает», например, акулу, а с другой стороны, писалось и о том, что потерявшие по каким-то причинам хозяина реморы, не желая остаться «бездомными», присасываются даже к водолазам, охотникам за губками, принимая их, вероятно, за диковинных рыб. Случается и так, что присасыва- Рыбы-прилипалы. Пассажиры? Иждивенцы? Бескорыстные спутники? ются реморы иногда парами, самец и самка, и это во многом облегчает их размножение. Не надо далеко искать другую «половину». В «детском» возрасте у мальков реморы присасывательного диска на голове нет. Образуется он у двухсантиметровых мальков. Искать хозяев и присасываться начинают тогда, когда в длину достигнут 4-8 см. Питаются реморы в основном самостоятельно и только иногда пользуются объедками с хозяйского стола. Это бывает в том случае, если акулы, к примеру, рвут добычу и в воде плавает много съедобного. Такого рода взаимоотношения между прилипалами и хозяевами называются в науке «комменсализм», что в переводе означает «сидеть за одним столом». Для самостоятельной охоты реморы бросают хозяина, плавают неподалеку от него, насыщаются, а потом вновь присасываются к нему. Если хозяин — судно, то до свободного плавания они снисходят в том случае, если из корабельного камбуза кок вываливает в воду пищевые остатки.
НАВЯЗЧИВАЯ ОСОБА Есть данные, что ремор находили даже в обширнейших акульих глотках. Тут уж они явные захребетники. Присосавшись к нёбу, они перехватывают все лакомые кусочки, а так как по размерам реморы не идут ни в какое сравнение с крупными акулами, то и надо им, чтобы насытиться, не так уж много. Закусить акулы этими иждивенцами никак не могут. Для этого ремору надо отделить от глотки, а для того, чтобы отделить, надо передвинуть ее не назад, по пути в желудок, а вперед. Этого акулы сделать не могут. Наряду со свежинкой – мелкой рыбой, моллюсками, мальками, не брезгуют реморы и падалью и даже любят ее. Выступают они и в роли чистильщиков-санитаров. Это в том случае, если на теле рыбы-хозяина поселяются различные съедобные для ремор мелкие животные-паразиты. Ракообразные, к примеру. Находясь в свободном плавании, реморы обследуют хозяина и объедают с его тела паразитов, а потом вновь присасываются. О диковинных рыбах-реморах люди знали еше с античных времен. Ими интересовался Аристотель, а Плиний писал о них: «Встречается … рыбка, обитающая обычно среди скал … Говорят, что если она присосется к днищу корабля, корабль замедляет ход». Тот же Плиний в своей «Естественной истории» упоминает о галере тирана Калигулы, которую, после того, как реморы присосались к ней, не могли сдвинуть с места 400 гребцов. Раньше верили, что прикрепившись
одним концом к скале, а другим к галере, реморы вполне могли остановить ее даже на ходу. Марк Антоний, вкупе с Клеопатрой, потерпели поражение от Окгавиана Августа во время битвы при Акциуме в 31 г. до н, э. якобы из-за того, что реморы задержали корабль Антония и лишили его маневренности. Вряд ли все это из области реальности. Длина ремор едва достигает 70-80 см, вес 500-700 г, причем наиболее крупные из них те, кто живет не с хозяевами, а присосавшись к скалам или различным подводным предметам. Размеры и вес, следовательно, довольно скромные, а вот силе присасывания можно позавидовать. Шестисотграммовая ремора не отрывается даже тогда, когда к хвосту ее привязывают груз весом 27 кг. Отсюда всякого рода домыслы, и отсюда же истоки происхождения их названия. Ремора – от латинского слова «ремор», что означает «задерживать». В соответствии с этим в «Толковом словаре» В. И. Даля приводятся древнерусские названия ремор – «присос» и «держи-ладья», то есть удерживающая ладью. Для своих нужд человек приспособил ремор издавна. С их помощью ловят съедобных черепах и крупных рыб, в том числе и акул. Привязывают ремор за хвост и при встрече с черепахой (рыбой) опускают их с лодки в воду. Реморы тут же присасываются, и их, вместе с добычей, втаскивают в лодку. Отношение к реморам в ряде тропических стран очень почтительное, о них говорят: «Это сам дьявол, а не рыба». Колумб в 1494 г., бросив якорь у берегов Кубы, был свидетелем того, как при помощи ремор ловят «морскую дичь». Сейчас этот редкий способ рыбной ловли можно встретить в Венесуэле, Китае, Занзибаре.

нет комментариев

мая 02 2009

ЩЕТИНЫ У ЕРША АКИ ЛЮТЫЕ РОГАТИНЫ»

Автор: в РЫБЫ

Ерш, сводный братец водяного, заклинился меж двух скользких камней, загнул хвост и притворяется, что и сам он – только камень. Вал. Иванов Живущий в Черном море ерш очень похож на свою родственницу – тропическую камень-рыбу. Она до того ядовита, что человек, наступивший на нее, кричит от боли, как безумный, и вскоре умирает. Наш морской ерш (скорпена) тоже ядоносен, но не столь уж опасен. Тем не менее уколов его следует опасаться, так как боль и некоторый дискомфорт в самочувствии вряд ли кому хочется испытывать. Отсюда, наверное, пословица: «Снимай ерша с крючка не спеша». К месту будет упомянуть, что один из ершей прославился на всю Америку тем, что уколол всемирно известного астронавта-акванавта Скотта Карпентера, работавшего на глубине 60 м возле Ла-Холья в Калифорнии. Автора великолепных книг о животных Джеральда Ларрелла знакомил с ядоносностью скорпены его приятель грек Таки. Они вдвоем ходили на рыбалку, и когда грек проткнул острогой здоровенную скорпену и поднял ее в лодку, Лжеральд потянулся к ней голыми руками, намереваясь снять с зубьев. Таки рывком отряс ерша в ведро и сказал: «Если бы ей удалось вонзить в тебя … колючки, святой Спиридон, какая бы это была боль! Тебе бы пришлось немедленно идти в больницу». В различного рода фольклорных материалах и пресноводные, и морские ерши чуть ли не самые «обыгранные», часто встречающиеся персонажи. Называли ерша очень уважительно Ерш Ершович, ласково Ершишка, Ершик: «И тот ершишка-воришка в нашем ростовском озере подле нас пожил и детишек расплодил», – говорится в одной из русских сказок. В «Повести о Ерше Ершовиче, сыне Щетинникове» ерш назван «сыном боярским». Запоминающаяся колючая внешность его отражена в целом ряде русских пословиц и присказок: «Знать ершистая душа у колючего ерша» или «Слаб ерш, потому и колючки дыбом». Часто вздорного, гневливого человека сравнивали с ершом. Так, С. Т. Аксаков в своих «Записках об ужении рыбы» писал: «Русский народ любит ерша; его именем … называет он всякого невзрачного, задорного человека, который сердится, топорщится, ершится». Отмечая приверженность ершей к донному образу жизни, об утонувшем человеке говорили: «Ушел в ершову слободу». Попали ерши и в древнюю колыбельную, времен царствования Ивана III: Аю, аюшки, аши, По три денежки ерши. Ерши ма-а-ленькии, Костова -а-теиькии.
ЩЕТИНЫ У ЕРША АКИ ЛЮТЫЕ РОГАТИНЫ» У ершей рот до ушей и аппетит отменный. Нашлось место ершу и в русской раешной скороговорке: «Послал мир Першу ставить вершу, Устин ерша упустил. Пришел Иван, опять ерша поймал, пришел Потап, стал ерша топтать» и т. д. Кое-где называли ерша «хохликом» за кожные выросты на голове: «Эти хохлики добры с окуниом», – говорили псковичи, имея в виду сборную уху. Уха из ершей славилась на Руси издавна, покупали их, несмотря на то, что они «костова-тенькие», охотно. Так, в книге расходов одного из митрополитов записано служками: «Куплено у ловцов к митрополичему столу ершов на две деньги». И в пословице о том же: «Вот тебе ершок, свари ухи горшок», или еше: «Ерш бы в ухе, да леш в пироге»*. Современные гурманы тоже высоко ценят ершовую уху. «Ерш пригоден только в уху, – считают они, – в ней он незаменим, навар из его огромной бугристой головы, что навар сахарной косточки в борще». Костей в ершовом мясе мало, а голова очень костистая, и отмечая это, русичи говорили: «Ерш не спорое кушанье, на грош съешь, на гривну расплюешь». Греки готовят ерша по-особому. Как-то вышеупомянутый грек Таки подарил после совместной рыбалки мальчишке Дарреллу здоровенную скорпену и сказал: «…мясо ее сладкое, как мед… Передай своей маме, что ее надо готовить с красным перцем и оливковым маслом и есть с картошкой и молодыми кабачками. Это очень вкусно!». В Лревней Руси ершами пытались лечиться. В одном из старейших «Лечебников» говорится: «Возьми ершовых голов, да изсуши на сковороде, истолокши просей смешай с щелоком, да пей на тоше сердце». Теперь о ершовой внешности, его повадках и образе жизни. Внешность у черноморского ерша довольно страшная. Голова огромная, несоразмерная с туловищем, равная по длине трети его. Она покрыта различными кожными выростами и бугорками. Окрашен ерш тоже малопривлекательно – буроватый с темными пятнами. Горло и живот розовые, пятнистые, лишенные чешуи. Мордочка щекастая, глаза большие лилово-синие. Выражение глаз очень дале
ко от кротости и смирения. На жаберных крышках ядоносные шипы. Есть шипы и в спинном плавнике. Они крепкие, острые, и о них русские говорили: «Щетины у него аки лютые рогатины». • Безусловно часть приводимых в этом очерке пословиц касается пресноводных ершей, но ведь и внешность и, главное, повадки и тех, и других очень похожи. То же можно сказать и о пишевых достоинствах. Челюсти у ерша мошные, нижняя,выдвижная, благодаря чем} ерш хватает и заглатывает добычу почти с себя ростом и даже крупнее. Заглатывает постепенно. Может начать сегодня, а полностью жертва исчезнет в его глотке через день-два. И все это время та половина, которая еше не попала в желудок будет торчать у ерша изо рта. Обычно это хвостовая часть. Зрелише малоприятное, особенно при ярко отталкивающе! ершовой внешности. В зависимости от цвета фунта, на котором живут и охотятся, ерши могут быть желтыми, черными, коричневыми, пятнистыми или в крапинку. Все это благодаря пигментным клеткам -хроматофорам, находящимся в ершовой коже. По способу охоты ерши типичные хишники-засадчики. Молнией бросаются из какого-либо укрытия на добычу и если с ходу не получилось, жертву не преследуют, делают вид, что не очень-то и хотелось. В рационе ершей чего только нет: мальки, икра, черви, креветки, моллюски и самые различные рыбы, начиная от морской иглы и конька и кончая бычками и барабульками. Включает ерш в свое «меню» и водоросли. Откусывает и съедает временами молодые побеги цистозиры. На самого ерша, несмотря на его колючее вооружение, охотятся многие хищники, но больше всего ерши нравятся налимам и морским петухам. На мелких ершей претендуют морская коровка, морские коты и соплеменники – крупные ерши. Периодически раз в месяц ерши линяют, меняют старую изношенную «одежку» на новую. Для этого усердно трутся о камни, скальные выступы. Перед линькой становятся «мутными», как бы покрытыми илом. Потом надуваются и резкими движениями сбрасывают старую кожу. В конце линьки становятся яркими и помолодевшими. Нерестятся ерши с июня по сентябрь. Икринок до 15 ООО. Икрометание порционное. Каждая порция заключена в прозрачную оболочку из слизи. Перед вылуплением личинок икра освобождается от оболочек, и крошечные ершата плавают сначала в толше воды. Взрослея, при длине примерно 15 мм они опускаются на дно, где проведут всю свою жизнь. Как в пословице: «Окунек – в воду, ершик – ко дну». Закончим этот «колючий» очерк славословием ершу. Автор его член-корреспондент Академии наук Украины В. А. Водя-ницкий: «… сохраниться при всех катастрофах два миллиона лет и даже не изменить внешний вид – это надо суметь… что помогло ершу выжить? Ядовитые иглы? Повадки хищника? А Нашлось место ершу и в русской раешной скороговорке: «Послал мир Першу ставить вершу, Устин ерша упустил. Пришел Иван, опять ерша поймал, пришел Потап, стал ерша топтать» и т. д. Кое-где называли ерша «хохликом» за кожные выросты на голове: «Эти хохлики добры с окунцом», – говорили псковичи, имея в виду сборную уху. Уха из ершей славилась на Руси издавна, покупали их, несмотря на то, что они «костова-тенькие», охотно. Так, в книге расходов одного из митрополитов записано служками: «Куплено у ловцов к митрополичему столу ершов на две деньги». И в пословице о том же: «Вот тебе ершок, свари ухи горшок», или еше: «Ерш бы в ухе, да леш в пироге»*. Современные гурманы тоже высоко ценят ершовую уху. «Ерш пригоден только в уху, – считают они, – в ней он незаменим, навар из его огромной бугристой головы, что навар сахарной косточки в борше». Костей в ершовом мясе мало, а голова очень костистая, и отмечая это, русичи говорили: «Ерш не спорое кушанье, на грош съешь, на гривну расплюешь». Греки готовят ерша по-особому. Как-то вышеупомянутый грек Таки подарил после совместной рыбалки мальчишке Дарреллу здоровенную скорпену и сказал: «…мясо ее сладкое, как мед… Передай своей маме, что ее надо готовить с красным перцем и оливковым маслом и есть с картошкой и молодыми кабачками. Это очень вкусно!». В Древней Руси ершами пытались лечиться. В одном из старейших «Лечебников» говорится: «Возьми ершовых голов, да изсуши на сковороде, истолокши просей смешай с шелоком, да пей на тоше сердце». Теперь о ершовой внешности, его повадках и образе жизни. Внешность у черноморского ерша довольно страшная. Голова огромная, несоразмерная с туловищем, равная по длине трети его. Она покрыта различными кожными выростами и бугорками. Окрашен ерш тоже малопривлекательно – буров
атый с темными пятнами. Горло и живот розовые, пятнистые, лишенные чешуи. Мордочка шекастая, глаза большие лилово-синие. Выражение глаз очень далеко от кротости и смирения. На жаберных крышках ядоносные шипы. Есть шипы и в спинном плавнике. Они крепкие, острые, и о них русские говорили.-«Щетины у него аки лютые рогатины». ‘Безусловно часть приводимых в этом очерке пословиц касается пресноводных ершей, но ведь и внешность и, главное, повадки и тех, и других очень похожи. То же можно сказать и о пищевых достоинствах. Челюсти у ерша мощные, нижняя выдвижная, благодаря чему ерш хватает и заглатывает добычу почти с себя ростом и даже крупнее. Заглатывает постепенно. Может начать сегодня, а полностью жертва исчезнет в его глотке через день-два. И все это время та половина, которая еше не попала в желудок, будет торчать у ерша изо рта. Обычно это хвостовая часть. Зрелище малоприятное, особенно при ярко отталкивающей ершовой внешности. В зависимости от цвета фунта, на котором живут и охотятся, ерши могут быть желтыми, черными, коричневыми, пятнистыми или в крапинку. Все это благодаря пигментным клеткам -хроматофорам, находящимся в ершовой коже. По способу охоты ерши типичные хишники-засадчики. Молнией бросаются из какого-либо укрытия на добычу и если с ходу не получилось, жертву не преследуют, делают вид, что не очень-то и хотелось. В рационе ершей чего только нет: мальки, икра, черви, креветки, моллюски и самые различные рыбы, начиная от морской иглы и конька и кончая бычками и барабульками. Включает ерш в свое «меню» и водоросли. Откусывает и съедает временами молодые побеги цистозиры. На самого ерша, несмотря на его колючее вооружение, охотятся многие хищники, но больше всего ерши нравятся налимам и морским петухам. На мелких ершей претендуют морская коровка, морские коты и соплеменники – крупные ерши. Периодически раз в месяц ерши линяют, меняют старую изношенную «одежку» на новую. Для этого усердно трутся о камни, скальные выступы. Перед линькой становятся «мутными», как бы покрытыми илом. Потом надуваются и резкими движениями сбрасывают старую кожу. В конце линьки становятся яркими и помолодевшими. Нерестятся ерши с июня по сентябрь. Икринок до 15 ООО. Икрометание порционное. Каждая порция заключена в прозрачную оболочку из слизи. Перед вылуплением личинок икра освобождается от оболочек, и крошечные ершата плавают сначала в толше воды. Взрослея, при длине примерно 15 мм они опускаются на дно, где проведут всю свою жизнь. Как в пословице: «Окунек — в воду, ершик — ко дну». Закончим этот «колючий» очерк славословием ершу. Автор его член-корреспондент Академии наук Украины В. А. Водя-ниыкий: «… сохраниться при всех катастрофах два миллиона лет и даже не изменить внешний вид — это надо суметь… что помогло ершу выжить? Ядовитые иглы? Повадки хишника? А может быть, все это плюс стойкость, умение терпеть невзгоды? Может быть, у него характер такой же колючий, как внешность? Когда задумаешься, честное слово, невольно проникаешься к нему уважением». Ерш из отряда скорпенообразных, из семейства скорпеновых. число видов в котором несколько сотен. В Черном море два вида. Наиболее распространен морской ерш, или скорпена. В давние времена греки, жившие в Крыму, называли ерша не скорпеной, а скорпидой. У итальянцев ерш – скорфини. Русское название «ерш» объясняется тем, что когда-то иглы назывались «ершами», а ведь игл, колючек ершам не занимать. В связи с этим Аксаков писал, что название «ерш» было, вероятно, ему дано в ту же минуту, как только впервые его увидел человек»

нет комментариев

Апр 18 2009

ПОЛУЧИТЕ МОРЕ ПО РЕЦЕПТУ

Автор: в ОЧЕРКИ

Океан – источник уникальных лекарств. Весь вопрос в том, когда медики сумеют их использовать… Может быть, и мы еше станем свидетелями того, как в медицине откроется новая «лекарственная эра», не уступающая по своему значению эре антибиотиков, назовем ее эрой морской фармакологии. Ж.-И. Кусто Естественно, что интересоваться морем и морежителями начали те, кто жил на его берегах и кормился его дарами. Им же принадлежат и первые попытки приспособить и водоросли, и различных обитателей моря для лечения недужной части человечества. Начнем этот обширный очерк с водорослей. Особенно большим опытом в использовании их отличались Япония, Китай, Норвегия, Ирландия, Исландия, Британия и острова Средиземноморья. На острове Крит, например, добыча водорослей – одно из древнейших занятий его жителей, о чем говорят печати двухтысячелетней давности, на которых выбито изображение морской водоросли, а в Индии и Японии больных с давних времен и по сей день лечат «морскими травами». Много сведений о применении человеком водорослей в пишу и в медицинских целях в XVII в. содержится в трудах русских ученых и путешественников. Встречаются они и в фольклорных материалах разных народов. Так, одно из старейших преданий рассказывает о том, что кто-то из японских императоров издал указ, которым вменял в обязанность своим подданным, под страхом смертной казни, включать в свое ежедневное меню морские водоросли. В то же время бытовало заблуждение, согласно которому люди считали, что водоросли, съеденные в больших количествах, чем нужно, могут начать расти в желудке и вызвать болезнь и даже смерть. Надо сказать, что использование водорослей в пишу началось очень давно, а вот медицинский стаж у них поменьше и, тем не менее, случается, что в старинных рецептах они фигурировали рядом с наземными растениями и применялись довольно часто. Сошлемся на примеры из истории: когда недруги, задумав покушение на государственного деятеля и полководца Юлия Цезаря, дважды пропороли ему бок от горла до пояса, врач промыл ему раны и наложил толстый слой повязки «из морского мха» (читай: из водорослей). Цезарь, как известно, выжил. Русский ученый и путешественник Степан Крашенинников писал: «…Морская трава, видом похожая на китовый ус… выметывается из моря… оную траву… мочат в студеной воде и оную пьют от великого резу». В Индии издавна знали, что морские водоросли излечивают заболевания желез внутренней секреции, а в Древнем Китае водорослями пытались лечить нарывы и даже злокачественные опухоли. Ванны с морскими водорослями для излечения больных суставов тоже имеют возраст в несколько тысячелетий. Знаменитый врач античности Гиппократ (460 г. до н. э.), описывая целебные свойства морской воды, всячески рекомендовал соотечественникам морские купания. Это были самые первые рекомендации по талассотерапии. Так называется наука о морской климатотерапии. В прежние времена люди, конечно, не знали о причинах благотворного влияния на их здоровье водорослей и пользовались ими, руководствуясь передаваемым из поколения в поколение опытом. Сейчас этот вопрос тщательно разработан учеными, установившими богатство водорослей широким спектром витаминов, и чем море теплее, тем их в водорослях больше. Кроме этого, в морской воде и водорослях содержатся почти все элементы таблицы Менделеева, а если точнее – 30 макро-и микроэлементов, играющих важнейшую роль в нормализации обмена веществ в организме человека. Напомним в связи с этим, что у японцев, широко использующих в пищу водоросли, самая низкая смертность от сердечно-сосудистых и раковых июолеваиий Близки к ним и ирландцы, у которых блюда из морских водорослей всегда были в почете. Не проигрывали и наши ладожаис, использовавшие вместо дорогостоящей соли юлу морских водорослей ЬОПГТЫ водоросли и фитонцидами, выделив которые, ферма Цветы получают эффективные антимикробные препараты Ученые Одесского университета установили, например, что черно морские водоросли хондрия, хетаморфа и цистозира наиболее эффективны против стафилококков, а на кишечную палочку крайне угнетающе действуют полисфония. кладофора, хетомор фа и цистозира Больше того, из морских водорослей выделены вещества, которые задерживают рост и деление клеток, что может tH.ni . использовано против раковых заболеваний, а антибиотикам широкого спектра действия из водорослей вообще иены нет. Они эффективны и против микробов, и против вирусов). Из морских водорослей фармацевты получают обезболивающие средства, лекарств

нет комментариев

Апр 17 2009

ЗЕЛЕНУШКИ – ЗЕВАКИ И ЗАСОПИ

Автор: в РЫБЫ

Рыбы, которые не выработали способов защищать икру и молодь внутри своего тела, часто достигают той же цели с помощью острых зубов, алого нрава и пылких родительских чувств. Ф. Омманн Случалось ли вам слышать о морских рыбках, которые с приближением ночи потягиваются, сладко зевают, а потом, как примерные дети, дружно ложатся спать? Речь об исконных обитателях Черного моря — зеленушках. Их 8 разных видов, но местные жители, не желая разбираться в тонкостях рыбьей систематики, всех их называют зеленушками. Будем, для простоты изложения, называть так их и мы с вами, читатель. Зеленушки часто попадаются на крючки рыболовов, но отношение к ним мало уважительное. Все, кроме рулены, или, что то же, губана, костлявы, водянисты и пахнут тиной. Крымчане говорят, что ими даже местные кошки брезгуют. Вкусовые качества рулены, или губана, ценились издавна. У древних греков и римлян ее наряду с барабульками часто подавали на званых обедах. Искусные вазописцы изображали этих рыбок на специальных рыбных блюдах, называемых «ихти-ай». Блюда эти были плоскими, длинными, с углублением посредине для соусов или соли. О зеленушках уже упоминалось в «Природоведческой книге» автора, однако о любопытных особенностях их поведения, там сказано мало, и потому остановимся на этом подробнее. Прежде всего зеленушки, и черноморские, и тропические, неуживчивы и драчливы. Живут «нелюдимами», поодиночке, каждая занимает свою собственную территорию, которая строго охраняется от всяких нежелательных посетителей и особенно от особей своего вида. Согласно другой версии, зеленушки ведут не одиночный образ жизни, а держатся семейными кланами. Состоят они из родителей и детей. Иногда в эти кланы, как считают ученые, могут входить несколько семей, которые сообща защищают свои родовые владения. Во всякого рода территориальных «спорах» и конфликтах участвуют только взрослые, в основном самцы. Зеленая малышня в эти дела, выражаясь окололитературным языком, не встревает и под ногами не путается. У родителей in terrorem, то есть для устрашения противной стороны, используются особого рода демонстрационные позы, движения и даже звуки. А еще рыбы, выясняя отношения, могут «бодаться» лбами, бить друг в друга струями воды, ударять хвостом, хлопать жаберными крышками, разевать рты, упираться носами – нос в нос, толкаться, топорщить иглы и плавники и даже кусаться. Последнее особенно часто подмечали у самцов морских собачек. Эти, если протянуть руку к их икряной кладке, и в пальцы вцепиться могут. Бросаются с оскаленными мордочками, на манер цепных псов. Очень уж ревниво оберегают икру – свое будущее потомство. В раннем возрасте, еше «щенками», собачки смирненькие и не кусачие, стоит им повзрослеть, бросаются на всех, кого подозревают в преступных воровских намерениях. Была она икринкой сберегаема отцом, Потом гуляла по морю мальком, И вот уже вихрастая, зубастая Стоит на камушке морском. Свое «добро» берегут, а вот чужим собачки очень даже не прочь попользоваться. Хотя бы икрой зеленушек. Сами зеленушки в этом плане тоже далеко не без греха. В очерке об окунях было упомянуто, как они прицельно охотятся за их икрой. Коротко о строительных способностях зеленушек. Проявляются они в периоды, предшествующие нересту. У губана гнездо имеет полулунную форму. В середине его вырыто самцом небольшое углубление, заполненное обломками раковинок, которые глава семьи собирает на дне и приносит к гнезду во рту. Когда икра отложена, он старательно собирает всякие обрывки водорослей и прикрывает сверху кладку, чтобы разные воришки не обнаружили и не покушались на икру. Кладке, как обычно, предшествует у зеленушек период «ухаживания». У разных видов этих рыбок самцы «уговаривают» самочек отложить икру не по стандарту. Некоторые деликатны и терпеливы, а есть и такие, что действуют прямо-таки «нахрапом». Так, английский ихтиолог Ф. Оммани, автор книги «Рыбы», пишет: «Самец губана осуществляет свое ухаживание с деспотической прямотой. Окраска его в это время меняется, и он со свирепым видом роет для гнезда ямку в песке, мечется во все стороны, кусает и бьет самок, пока не запугает или не очарует одну из них настолько, что она отправляется с ним к гнезду и заполняет его икрой». Это он так с самочками. Можно представить, как он ведет себя с «братьями» по полу или с тем, кто покусится на его гнездо. Вот что можно прочитать о зеленушках в 4-м томе «Жизни животных»: в огромный бассейн емкостью 4500 л поместили 70

нет комментариев

Апр 16 2009

ЛУФАРИНЫЕ ОРГИИ

Автор: в РЫБЫ

.. .Луфари… как волки налетели на стайку беззащитных барабулек*.. Как они охотятся я видела, и зрелище это не для слабонервных людей. О. Хлудова Начнем этот очерк с цитаты: «Хищник… ждет, когда послышатся неверные «шаги» рыбки больной. Стоит рыбке «захромать» хоть на один плавничок, – щука тут как тут! Как на «Скорой помощи» прикатит!.. Прикатит – и хап рыбью болезнь. .. вместе с рыбкой». Действительно, многие из хищных рыб поедают в основном больных, ослабленных или раненых, способствуя естественному отбору и тем самым совершенствуя, оздоравливая рыбий род. Луфарям такого рода сентиментально-экологические прикидки с дальним прицелом совершенно не свойственны. Луфарь самый яростный, диковинный в своей свирепости хищник Черного моря. На своем пути он уничтожает всех: хамсу, ставриду, сардину/скумбрию, окуней, ласточек, горбылей, сарганов… Одним словом, всех живых подряд, не справляясь о состоянии их здоровья. Если наскочит на стаю или косяк, беды не избежать. Подметили это люди давно, а может быть, и не подметили, если бы после луфариных пиршеств не плавала поверх воды масса раненых, искалеченных, перекушенных пополам рыб.
ЛУФАРИНЫЕ ОРГИИ Корсары морских просторов – неистовые луфари. Ах, много места в море, И много в нем воды, Но в нем не меньше горя, Не меньше и беды. Б. Заходер В книге Э. Р. Ричиути «Опасные обитатели моря» автор пишет, что луфари преследуют добычу с такой целеустремленностью, что иногда, загоняя стаю, в ужасе выбрасывающуюся на берег, сами выскакивают из воды вслед за нею. Дж. Браун Гуль в последней четверти XIX в. опубликовал статью, в которой утверждал, что луфарям свойственна не инстинктивная неуемная жадность, а сознательная, осмысленная. Это, конечно, вряд ли. Однако некоторые в подобных утверждениях пошли еше дальше. Издаваемый Массачусетским Одюбоновским обществом журнал «Человек и природа» предложил вниманию публики статью, в которой утверждалось, что «стая голодных луфа-рей способна заживо съесть пловца, оставив от него один скелет». Ричиути, перечитавший массу литературы о луфарях и зашишая их, пишет, что они отнюдь не людоеды и что случаи нападения луфарей на купающихся нигде отмечены не были. Охотятся луфари и в толще воды, и на ее поверхности. Наиболее активно – по утрам и вечерам. Впрочем, в этом они не оригинальны. По наблюдениям Ж.-И. Кусто, очень многие хищники предпочитают кормиться именно в это время суток. Вот только относятся к своим жертвам по-разному. Некоторые в промежутках между кормежками мирно плавают рядом с теми, кем они насытятся завтра, а луфари и, насытившись, могут сечь и калечить рыбу. Наблюдали, как они, даже объевшиеся, выплевывали изо рта добычу и хватали оставшихся. Могут так же наполовину уничтожив одну стаю, бросить ее и устремиться за другой. В Черном море исчезновение скумбрии начиная с 1967 г. связывали именно с массовым нашествием луфарей из Средиземного моря. До этого времени Черное море если уж не изобиловало скумбрией, то во всяком случае ее было много, и ее ловили даже на «самодур», а потом вдруг как отрезало. Уловы самих луфарей с 1966 по 1969 г. занимали одно из первых мест. Английские рыбаки считали, что исчезновение макрели (скумбрии) у берегов Альбиона, примерно в то же время, что и у нас, тоже было связано с обилием луфарей в их водах. Ученые Санди-Хунской морской лаборатории Национальной службы морского рыболовства Америки наблюдали в огромном аквариуме за охотой луфарей и все засняли на пленку. Выяснили, что при нападении косяк хищников распадается, охватывает жертвы с флангов, расчленяя стаю на части. Каждый хищник догоняет рыбу, не спуская с нее глаз. Оказавшись примерно на расстоянии трети метра от рыбки, луфарь опускает нижнюю челюсть, поднимает голову и, оттопырив жаберные крышки, бросается на жертву. В ту же долю секунды, еше не успев проглотить и не захлопнув пасть, луфарь хватал следующую рыбу. Пожирает он свою добычу с такой быстротой, что проследить этот процесс поэтапно трудно. Замечено так же, что каждый луфарь отрывает от добычи (если она достаточно крупная) один или два куска, или откусывает хвост или голову, бросая остальное плавать на месте побоиша. Вот почему после массовых луфариных бесчинств на берег и пляжи волны выбрасывают перекушенных, искалеченных рыб, наряду с хвостами и головами. Не удивительно, что именно за это луфаря прозвали «мясорубкой». При высокой организованности стайной охоты можно было бы ожи
дать у луфарей какой-то сообразительности при охоте на них самих. Однако тут они не на высоте. Глуповаты А. Загорянекий, автор книги «Тайны подводного мира», пишет, что, встретив луфаря, убить его из подводного ружья проше простого. Он никак не может сообразить, что лучше всего удрать. Начинает суетиться на месте, подставляя под выстрел то один бок, то другой. Так же пассивно беспомощны они и в том случае, если косяк луфарей берут в охват и загоняют дельфи ны. Выстроившись в полукруг, дельфины спокойно кормятся кровожадными морскими корсарами – луфарями. Совсем по-другому ведет себя луфарь, попавшись на крючок. Тут уж он выкладывается сполна. Бьется, отчаянно сопротивляется, пытаясь уйти, и требуются немалые усилия и время, чтобы он оказался в лодке. Случается, что борьба с крупным луфарем длится часами. Рыбакам надо иметь ввиду, что перекусить самую толстую леску луфарю ничего не стоит, поэтому поводки должны быть стальными. Выглядит этот суперхишник так: тело сильное, по форме торпедообразное. Спинных плавников два, один из них колючий и укладывается в бороздку на спине. Второй – мягкий, анальный плавник с колючкой-шипом. Спина зеленовато-синяя или темно-серая с синим оттенком. Брюхо белое. Длина – 1-1,1 м, вес доходит до 20 кг. Глаза отменные, очень зоркие. Съедобное от несъедобного отличают безошибочно, не то что акулы с чайниками и чемоданами в желудках. У луфарей в желудках всегда находили только рыбу. Рот у них большой, острейшие зубы на челюстях в один ряд. Половая зрелость в 1-2 года. Нерестятся с лета и до начала осени в открытых участках моря. Икра плавающая. В особо плодовитые годы икру луфарей можно было найти даже в прибрежных зарослях цистозиры. Молодежь хищничает чуть ли не с «пеленок». Вось-ми-десятисантиметровые луфарята уже гоняются за креветками и рыбьими мальками. Зимуют луфари в Мраморном море. Нерестятся якобы только в Гвинейском заливе. Откармливаются у нас, в Черном море. В семействе луфаревых всего один род и один вид. И хорошо, что один, а то бы не сдобровать черноморской ихтиофауне. Мясо самого луфаря вкусное. Оно высоко ценится на мировом рынке, и луфарь у европейцев является объектом и промышленного, и спортивного рыболовства. Называли луфаря в разных странах по-разному. В Болгарии -лефер, в Турции – луфер, в Италии – баллерино. Итальянцы, наверное, отдали должное луфариным прыжкам над водой в то время, когда они гонят добычу. Потому и баллерино

нет комментариев

Фев 24 2009

АКУЛЫ У НАС НЕ КУСАЧИЕ

Автор: в РЫБЫ

Совсем не акупистая эта акула, И если случится свидание -Приветствуйте это создание. Купайтесь хоть рядом, у ней на виду, Не цапнет, не схватит, не стащит ко дну. Как же не упомянуть о черноморской акуле в книге, посвященной диковинкам нашего моря. Разве не диковинка акула в самом до предела освоенном, до предела эксплуатируемом море, с сотнями тысяч людей на пляжах, с тысячами курсирующих в его водах различных плавсредств, начиная от водных велосипедов, прогулочных катамаранов, яхт и катеров до рыбацких судов, огромных теплоходов и мошных крейсеров. Чтобы не посеять панику среди потенциальных гостей Крыма оговоримся сразу: две черноморские акулы – собачья – (катран) и кошачья совершенно и безоговорочно для человека безопасны. С тех пор, как человек поселился на берегах Крыма, не было описано ни единого случая нападения этих акул ни на рыбаков, ни на купающихся. Небольшое ранение, которое может получить рыбак, извлекающий из воды пойманную акулу, не в счет. Оно результат неосторожного обращения с рыбой, когда она, изгибаясь и пытаясь освободиться, не намеренно, а случайно шипами спинных плавников уколет рыбачью руку или оцарапает ее своей шершавой; как наждак кожей. Есть данные, что даже подстреленный из подводного ружья катран не трогает человека, хотя мог бы ранить его остриями плавников или цапнуть зубастой пастью. С другой стороны, надо отметить, что катран, как и все акулы, очень живуч, на крючке отчаянно сопротивляется. Потому уже в лодке, перед тем, как извлечь из пасти акулы крючок, ее оглушают: бьют чем-либо тяжелым по голове. Несколько подробнее об акульей коже. Она покрыта так называемой плакоидной чешуей. Пластинки этой ромбической чешуи скрыты под кожей, а наружу выходят их острые шипики, направленные вдоль тела, от головы к хвосту. По строению шипы эти почти точная копия акульих зубов, которые по остроте приравниваются к зубьям пилы. По мере изнашивания, зубы у акул меняются, и за всю жизнь их у нее перебывает около 1000. При ранениях акульей кожи на этих местах вырастает новая плакоидная чешуя. Были времена, когда катранов добы-
АКУЛЫ У НАС НЕ КУСАЧИЕ вали не для еды, а ради жесткой акульей шкуры. Она шла на защитные фартуки для кузнецов, на тонкую шлифовку дорогих металлов, ценных пород дерева, камня, мрамора. Ею же начесывали фетр и переплетали дорогие книги. В книге Г. Мел вилла «Моби Дик», все счетные книги мастера Стервуза были переплетены в акулью кожу. В воинственном Китае, во времена Танской династии, акульей кожей обтягивали щиты и рукоятки мечей и ножей. Щиты получались трудно пробиваемые, а рукоятки не скользили в руках воинов, обагренных кровью. Ален Бомбар, известный всему миру своим одиночным плаванием через океан на резиновой толстостенной лодке, писал, что однажды акула, поднырнув снизу, как наждаком, чиркнула по днищу, и его лодка стала подтекать. Использовались раньше и острейшие зубы акул. На островах Полинезии дубинки и боевые перчатки воинов были сплошь утыканы акульими зубами, а зубами ископаемых гигантских акул индейцы Северной Америки брились. В наше время акулья кожа вполне может быть использована на изготовление дамских сумочек и на отделку женской и мужской обуви. Размеры черноморских акул небольшие – 1,2-1,5 метра. Двухметровые встречаются редко. Окраска веретеновидного тела не яркая, серо-бурая, со светлыми пятнышками по бокам. Брюхо белое. Рот, как у всех акул, большой, поперечный, расположен снизу. Хвост мощный с разнолопастным плавником. В основании двух спинных плавников два острых, покрытых слизью шипа. Скелет у катрана не костный, а хряшевой, что несколько облегчает вес этих массивных хищных рыб. Движутся акулы не при помощи плавников. Они были бы не в состоянии обеспечить рыбе необходимую скорость. Основная движущая сила – колебательные движения туловища акулы. Плавники служат для сохранения или изменения вертикального или горизонтального положения тела акулы. У хвоста две функции: главная – это руль, а вспомогательная – движитель, но не основной. Ночью акулы держатся у поверхности воды, днем они у дна, неподалеку от берега. На зиму катраны опускаются на большие глубины (100-120 м). Живут 20-30 лет. Взрослеют и приступают к размножению в 15-17 лет, причем, отличаются длительным единобрачием. Соотношение полов в Черном море оптимальное 1:1. Беременность длительная 18-20 месяцев. Rendezvous и «свадьбы» – в апреле-мае не на прибрежье, а на глубине 50-100 м. Икряного, обычного для рыб нереста нет, самки ро

нет комментариев

Фев 18 2009

ТЕЛКА С УДОЧКОЙ

Автор: в РЫБЫ

У нее было почти человеческое лицо с мягкими, пухлыми губами, которые были сложены так, будто она собиралась поцеловаться или свистнуть. Д. и Б. Крайл Глядя на эту скромную, небольшую, не блещущую красотой рыбку, никак не ожидаешь от нее каких-либо изысков ни в поведении, ни в образе жизни. Однако давно известно, что судить по внешности о внутреннем содержании никак нельзя. Наверняка ошибешься. Это ведь только по одежке встречают, а провожают-то по уму. Речь о морской коровке, которую зовут еще звездочетом, морской телкой и альбулой. Англичане и вовсе по-простому -рыбой-коровой. Тело у коровки удлиненное, цилиндрическое, по цвету серо-коричневое. Длина 15 – 25 см, вес 200 – 400 г. Самцы крупнее самок, но не намного. Чешуя мелкая, косыми рядами. Брюшко светлое, голое. Зубы мелкие, острые. Первый спинной плавник черный. Жаберные крышки по бокам снабжены /шинными ядоносными шипами. Такие же шипы есть и над грудными плавниками. У основания шипов – скопление клеток, выделяющих яд. Через бороздки на шипах яд стекает в ранки, нанесенные шипами. Медицинское исследование этого яда не проводилось, но в Средиземном море были случаи отравления людей. На Черном море ничего подобного не было. Раз уж речь зашла о ядовитости рыб, вернее о ядоносности, упомянем для безопасности гостей Крыма о морском коте. Неподалеку от берега вполне можно наступить на этого обладателя замечательно вооруженного хвоста. На тонком стебле его, примерно посредине, – 1-2 крепкие ядоносные колючки. Если его потревожить, кот бьет хвостом и наносит ими глубокие, плохо заживающие раны. Он потому так и называется скат-хвостокол. Заметить его на мелководье, особенно на песчаном фунте, трудно. Он для маскировки присыпает себя поверху песком и лежит под ним, изображая из себя какую-то безобидную хвостатую «лепешку». г Морская «лепешка», «лепешка» с хвостом, Себя присыпает поверху песком, Тревожить ее вам не стоит, Она замечательный «воин». Кроме коровок и скатов в песок зарываются многие донные рыбы: камбалы, барабульки, морские драконы и собачки. Драконы крайне опасны, и потому ходить по прибрежному мелководью надо не шагая, как по суху, а слегка приволакивая ноги, не поднимая их, и зорко поглядывать вниз. Возвращаясь к морским коровкам, надо сказать, что созревают они и приступают к икрометанию в возрасте 2-3 лет. Икра у них крупная, откладывается порционно, с общим количеством икринок, доходящим до полумиллиона. Нерест начинается примерно с конца мая, а кончается в сентябре. Икра плавает в толще воды, и там же из нее вылупляются личинки, которые, по мере развития опускаются на дно. Живет коровка на глубинах, не превышающих 20 м, но зимой перекочевывает поглубже (до 70 м) и там впадает в оцепенение до весны. По способу питания коровка – донный малоподвижный, подстерегающий добычу хищник. В коровьем рационе креветки, крабы, рачки, мальки донных рыб, кольчатые черви, песчанки. Особо любимое «блюдо» – бычки. Саму коровку не прочь съесть любой донный хищник. Человек оценивает ее съедобность по-разному. Крымчане, к примеру, не едят. Мясо у нее не такое вкусное, как у ее наземной тезки, а вот жители побережья Карибского моря едят и похваливают. Может быть, привыкли, подтверждая русскую пословицу «На каждую рыбу едок находится». Коровкой, или телкой, эту рыбку называют за похожесть ее широкой, приплюснутой морды на коровью и за два кожистых выроста на голове, несколько напоминающих рожки. Альбула -это сугубо местное название коровок, обитающих в тропиках, а звездочетом ее назвал Карл Линней. По латыни это звучит как «ураноскопу©», то есть звездочет. Если шутя, то можно предположить, что знаменитого систематика поразили странные, обращенные в небо глаза этой рыбки, и он решил, что она имеет какое-то отношение к астрономии. Выпученные глаза и рот, обращенный книзу, это не для красоты, и не потому, что у коровки глаза лезут наверх от любопытства при виде звезд, а потому, что она высматривает добычу и хватает ее сверху, а не снизу, как например, скаты, у которых и глаза на месте и рот с нижней стороны головы. Нападая, они накрывают жертву сверху. У коровки все по-другому. Одно дело для нее увидеть лакомую рыбку, другое – «пригласить» ее к более близкому знакомству. Ведь коровке не свойственны ни быстрота реакции, ни скорость, ни особая маневренность, которыми обладают многие морские хищники. Напротив, она малоподвижна, ужасная домоседка, да к тому же, еще и ленива. Все это надо чем-то компенсировать, есть-то хочется. Во рту у нее от внутренней стор

нет комментариев

Фев 13 2009

БРАЧНАЯ СВЯЗЬ БЕЗ ВОЗМОЖНОСТИ РАЗРЫВА

Автор: в РЫБЫ

БРАЧНАЯ СВЯЗЬ БЕЗ ВОЗМОЖНОСТИ РАЗРЫВА Ты в жизни рыбы не вилдал такой. То было чудо глубины морской. Джами Что вы скажете о рыбе, которая прыгает по дну, отталкиваясь от него грудными рукообразными плавниками, будто ногами? Наверняка сравните ее с лягушкой. Вот и предки наши издавна называли европейского удильщика, или морского черта, лягвой-рыболовом. Лягва, по В. И. Лалю, лягушка, и далее у Владимира Ивановича сказано: «Морской черт – рыба неуклюжая, плоская». Плоская она не совсем, не такая, как скажем, скат или камбала, да и не очень неуклюжая. Неуклюжая пока не увидит что-нибудь вкусненькое. Тут уж морской черт сразу сориентируется, резко распахнет пасть и вместе с током воды втянет добычу в рот, примерно с себя весом и ростом. Желудок у него растягивающийся, почти безразмерный. Недаром его называли еше «дьявольским чревом». А за что это создание обругали «морским чертом»? За отталкивающую внешность. Голова большущая, равная по длине половине туловиша. Кости грудных плавников образуют как бы подобие лап с плавничками на концах. На этих лапах черт, как уже говорилось, прыгает по дну, но может и спокойно переходить «пешком» с места на место, когда подкрадывается к добыче. Верхняя часть тела у него темно-коричневая или черная, нижняя, прилегающая ко дну, светлая. Чешуи нет, совсем голенький, скользкий, как лягушка. На голове и по всему телу кожные выросты и придатки, что опять-таки не преумножает степень его очарования. К хвосту тело резко суживается, и по общему очертанию он напоминает головастика. Нижняя челюсть сильно выступает из-под верхней, так что когда пасть захлопнута, нижние зубы торчат наружу, что тоже достаточно некрасиво. Глаза большие, выразительные, зеленые. Длина тела может достигать 1,3-1,5 м. Вес 16-20 кг. Первый спинной плавник состоит из 6 твердых лучей. Три луча на голове. Они не связаны друг с другом, сильно удлинены, особенно первый луч. Он заканчивается лопастинкой, напоминающей по форме крючок. Это как бы чертова удочка с приманкой-«червячком» на конце. Охотясь, морской черт лежит тихо-тихо, неподвижно и даже задерживает дыхание. Хотя оно у него и без того редкое. В холодной воде при температуре 11° между двумя вдохами проходят 1-2 минуты. Сам «охотник» скрыт в засаде, и, если это песок, то снаружи торчит только «удочка», которой черт все время пошевеливает. Это большое искушение для тех, кто проплывает мимо, и без пропитания «провокатор» не останется. В ассортименте его «блюд» такие крупные рыбы, как скат, камбала-калкан, морской петух, акулья молодежь, крабы. Изредка,
БРАЧНАЯ СВЯЗЬ БЕЗ ВОЗМОЖНОСТИ РАЗРЫВА Самка морского черта в пять-шесть тысяч раз тяжелее супруга. поднимаясь на поверхность, хватает плавающих морских птиц: чаек, гагар, нырков, уток. Однако это не без риска. Случается, давится, не может проглотить и гибнет. Нерестятся самки весной на больших глубинах в Средиземном море, куда отходят с похолоданием осенью. Икра в слизистых многометровых лентах, в каждой из которых до миллиона икринок. Плодовитость может доходить до 3,5 миллиона. Икринки крупные, в диаметре 2,5-3,0 мм. Постепенно слизистые стенки у лент разрушаются, икринки освобождаются, и через несколько дней из них выклевываются личинки. И личинки, и мальки совсем не похожи на свою родительницу. У этих «чертенят» высокое тельце, соразмерная нормальная голова и обычные плавнички. Достигнув шестисантиметрового размера, они оседают на дно, у них меняются грудные плавники и отрастают удилища. Живут морские черти поодиночке, как большинство донных рыб. Залегают друг от друга на расстоянии от 10 до 100 м. Это, надо полагать, чтоб не мешать соседям охотиться, вернее «рыбачить». А теперь надо особо подчеркнуть, что все, о чем рассказано, касается только самок. С самцами морских чертей связана почти детективная история. Искали их очень долго и безуспешно и только в 20-х годах XIX века наконец-то нашли. Дело в том, что поначалу этих чертовых супругов ученые принимали за рыб совершенно другого вида, настолько они не похожи на своих самок. Эти представители сильного пола в 5-6 тысяч раз меньше по весу своих подруг. Стали за этими «микромужами» наблюдать и выяснили, что они, как только найдут самку, сразу же впиваются в ее кожу зубами на любом участке ее тела. Держатся крепко, до тех пор, пока губы и язык самца не срастутся с будущей супругой. Со временем у них все ста

нет комментариев

« Предыдущие - Следующие »