июня 06 2009

НОЧЕСВЕТКА – МОРСКАЯ СВЕЧКА

До плеча под водою, рука моя ходит упрямо, до плеча — в ореоле… Я ладонью, оправленной в пламя, будто пробую плавку, в которой роятся миры, и, как искры, летят из-под пальцев метеоры мои. Н. Тарасенко Одно из диковинных явлений на берегах Крыма – светящееся по осени ночное море. Тех самых крошек, которые вызывают это свечение, запросто не увидишь. Нужен микроскоп. Достаточно поместить на предметное стекло каплю морской воды, и вот она тут – виновница чаруюших крымских ночей -одноклеточная водоросль ночесветка, или ноктилюка. Хотя почему водоросль? У нее есть органы передвижения – два жгутика, она может активно двигаться и питаться готовыми органическими веществами, теми же, которыми питаются все животные, да и мы с вами тоже. Профессор В. Е. Заика очень удачно сказал про нее, что это «водоросль», не помняшая родства»*. Ну и хорошо, что у нее память короткая. Если ночесветка может питаться и на свету и без него, значит выживет в любых условиях. Упомянем в связи с этим о давнем споре между зоологами и ботаниками. Зоологи считали, что эти жгутиконосцы относятся к животному миру. Ботаники «тянули одеяло на себя» и утверждали, что ноктилюка должна быть в разряде низших водорослей, так как якобы на свету она может изменять характер питания. В таком случае, почему у нее нет хлорофилла? Того самого хлорофилла, с помощью которого растениями усваивается солнечная энергия. В общем, не совсем все ясно с этой полузагадочной ночесветкой. В море ночесветок – этих панцирных жгутиконосцев – очень много. На них приходится половина общего веса черноморского зоопланктона. Внешне они напоминают небольшой шарик, диаметром 1-3 мм. Тельце – бледно-розовое с двумя жгутиками, которые служат не только органами передвижения, но с их помощью ночесветки подлавливают все съедобное и отправляют в ротовое отверстие. В отдельные годы осенью, реже весной этот двуликий Янус начинает бурно развиваться и приступает к размножению. Каждая клетка делится на две, и численность их быстро возрастает. Может делиться и почечками, которые образуются на материнской клетке. Светятся ноктилюки благодаря жировым внутриклеточным включениям, которые под влиянием механического или химического раздражения излучают свет. Свечение активизируется особым ферментом – люциферазой. Благодаря имеющимся в клетках ноктилюк тончайшим анализаторам химических соединений, они сразу же включают свои «фонарики», если в морскую воду внести ничтожнейшее количество сахара. Они почувствуют изменение химического состава воды и предупредят соплеменников об опасности. Это типичный случай перевода с химического «языка» на электромагнитный световой. Испускаемый ноктилюка-
НОЧЕСВЕТКА - МОРСКАЯ СВЕЧКА ми свет по цвету не желтый, как от электролампочки, а голубоватый. Ночесветка, из-за В периоды массового развития которои шори/7И ботаники 1 1 и зоологи. ноктилюк светится все: заплески волн, весла, опущенные в воду руки, рыболовные лески и сети и даже подводные лодки и дниша кораблей. В Крыму бытовала легенда, рассказывающая о том, как в темную, глухую ночь греческие корабли намеревались подойти к берегам древней Таврики и врасплох захватить свободолюбивых горцев. План этот не удался из-за того, что море засветилось голубоватым пламенем и высветило вражеские корабли. Описание свечения моря можно встретить у И. А. Гончарова, И. А. Бунина, С. Н. Сергеева-Ценского, К. Г. Паустовского и у целого ряда других писателей. У Бунина это звучит так: Прибрежья, где ходили тавро-скифы, Уже не те – лишь море в летний штиль Все так же сыплет ласково на рифы Лазурно-фосфорическую пыль. Паустовский написал о свечении моря в своей манере: «…море превращалось в незнакомое звездное небо, брошенное к нашим ногам. Мириады звезд, сотни млечных путей плавали под водой. Они то погружались, потухая, на самое дно, то разгорались, всплывая на поверхность воды». В стихотворении Пабло Неруды много динамики. Так и слышится шорох набегающих на берег волн и видится светящаяся в полосе прибоя мокрая галька: И падает твоя волна тугая, Как лук натянутый, иль как перо звезды, И рассыпается огнями пены, И вновь рождается, растаять не успев. Интересны пути, которыми шли ученые, прежде чем смогли правильно объяснить сущность свечения моря. В течение многих веков это явление было одной из величайших тайн Мирового океана. Потом стали высказываться различные предположения. Некоторые считали, что свечение моря – результат н

нет комментариев

июня 05 2009

ОФИУРА – КОМПОНЕНТ ПОДВОДНОГО «ГАРНИТУРА»

Офиура … хрупкое создание.и легко теряет лучи. Они снова отрастают… Это явление регенерации свойственно многим морским жителям. У некоторых отрастает даже голова. О. Хлудова Офиуры – небольшие беспозвоночные животные, «кузины» морских звезд, родом из иглокожих. У них звездообразное, с лучевой симметрией тело. Лучей – от 5 до 10 (редко). От морских звезд они отличаются тем, что у офиур лучи (руки) резко обособлены от тела-диска. Они членистые, состоят из отдельных позвонков, по длине во много раз превышают размеры диска и очень напоминают хвосты змей, за что и зовут офиур еще «змеехвостками». Диаметр диска у разных видов колеблется от 1 до 10 см. Скелет известковый, для его построения они используют растворенный в морской воде кальций. Рот у офиур в центре диска, на стороне, обращенной ко дну. На ножках офиур, в отличие от морских звезд, присосок нет. Встречаются офиуры в прибосфорском районе моря и у берегов Кавказа. Места их обитания различны, но в основном они селятся на каменистых, илисто-песчаных и песчаных донных фунтах на глубине до 100 и более метров. В Мировом океане их находили даже на глубинах более 5000-7000 м. Плотность заселения дна офиурами может достигать 500-1000 экземпляров на 1м2, причем многочисленная молодь офиур иногда резвится и у берега, в зарос-лях зостеры и цистозиры. Взрослые офиуры могут селиться среди камней, в пустых раковинах моллюсков, среди губок и водорослей. Изредка они встречаются ползающими в зоне заплеска. Если офиуре подвернется морской еж, она может поселиться между его иглами, где ей будут обеспечены и стол, и зашита. Но в нашем море ежей нет. Попав по случаю из Средиземного моря в Черное, ежи все поголовно гибнут от низких температур. Способ питания у офиур самостоятельный или паразитический. Будучи преимущественно хищниками, они конкурируют в добывании пиши с донными рыбами и другими донными животными. Днем офиуры зарываются в ил или песок, выставляя из них «руки». Охотятся в основном ночью, передвигаясь по дну, камням и скалам при помоши тех же «рук». Это как раз и привело к обособлению «рук» от диска и к развитию специальной ручной мускулатуры. В случае если паразитируют, присасываются к чужому ротовому отверстию и едят все, что удается при этом перехватить. Добытчикам пропитания в данном случае отводится незавидная роль обворованных благодетелей поневоле. В рационе офиур – многие морские животные и детрит. Подловленную добычу офиуры удерживают «руками». Самих офиур едят почти все, кто по
ОФИУРА - КОМПОНЕНТ ПОДВОДНОГО «ГАРНИТУРА» Кровная родственница морских звезд – офиура. крупнее из донных обитателей (пикша, камбала, зубатка, морской язык и петух, крупные моллюски и ракообразные). Теперь о некоторых странностях офиур, благодаря которым они попали в книгу о диковинках Черного моря. Этих странностей «воз и маленькая тележка». Перечислим их по порядку. Ротовое отверстие у офиур, как уже упоминалось, есть, а вот противоположного по назначению нет. Выделение всяческих отбросов жизнедеятельности идет у них через всю поверхность тела. Офиура при нападении врага может потерять все «ноги-руки», а через некоторое время восстановит их в прежнем виде. Лишь бы уцелел диск. Дышат офиуры ногами. Вернее, посредством ног, в основании которых есть тонкостенные камеры (бурсы), через которые идет воздухообмен. Глотки у офиур вовсе нет. Изо рта пища сргкзу же прямым ходом оказывается в мешковидном желудке. Чувствуют запахи и осязают офиуры ногами. Передвигаются они с помощью «рук» (лучей). Органов зрения и слуха у офиур нет. Свет и темнота воспринимаются диффузно, всей поверхностью тела. У офиур ежегодно бывает почти двухмесячный период абсолютного голодания, и случается это с ними в период полового созревания. Есть офиуры, самцы которых намертво присасываются к ротовому отверстию самок, питаются ее кровью и соками. Зато в момент выметывания яиц самкой, самец всегда тут как тут. И так из года в год, до самой смерти вместе. Яиц у офиур 200-300. Появляющиеся из них личинки маленькие, мельче 1 мм. Плавают они при помощи особых шнуров с ресничками. Развиваются медленно и половой зрелости достигают только через несколько лет. Живут до 14-15 лет. Интересно, что одно время ученые описывали личинок как отдельный вид животных и даже определили им собственные имена, но потом разобрались, и личинки заняли свое законное место в качестве потомства взрослых офиур. Офиуры способны р
азмножаться и бесполым путем. При этом они просто делятся либо пополам, либо на несколько частей. Потом все вновь появившиеся дочерние офиурки постепенно восстанавливают все недостающие им части и начинают взрослую жизнь. Всего офиур в Мировом океане около 2000. В Черном море два вида: офиура Степанова и офиура ломкий офиот-рикс, обнаруженная в южной части моря.

нет комментариев

мая 27 2009

ЖЕМЧУЖИНЫ – ДЕТИ ЛУНЫ

Отмыкала ларец железный, Вынимала подарок слезный -С крупным жемчугом перстенок. М. Цветаева Джень-джу – это китайское название жемчуга. У татар он «зень-джу», у арабов «зень-чуп>, у греков – «маргаритес», у немцев – «перл». В церковно-славянских книгах жемчуг назван «бисером». Евангельское выражение «Не мечите бисер пред свиньями» означает тщетность убеждения недостойных, от которых не приходится ждать ни понимания, ни благодарности. Среди ловцов жемчуга его за округлость попросту называют «рыбий глаз». В Черном море жемчуг встретить можно в раковинах мидий и устриц. Прибрежные жители добывали этих моллюсков, особенно мидий, на еду со времен незапамятных. Находили створки этих моллюсков, как уже говорилось, в больших кучах на берегах морей и океанов, и по времени возникновения археологи приурочивают их к каменному веку. Надо полагать, что с жемчугом люди познакомились именно с этого времени, так как, конечно же, находили изредка мелкие жемчужинки внутри раковин. Образуется жемчуг и внутри пресноводных пластинчатожаберных моллюсков. Добывали его, в основном, на северных реках и на Амуре. Называли округлый крупный жемчуг «бурмитским» или «скатным». Морской жемчуг «кафский» или «кафийский» купцы привозили на Русь из древней Кафы, по нынешнему Феодосии. Этот город был когда-то крупнейшим торговым центром, и в начале XVI в. купцы в массе отправля-лись к Черному морю за «кафимскими зернами». В Новгородской торговой книге этим покупателям наказывалось: «А купите жемчуг весь белый, чистый, а желтого никак не купите, на Руси его никто не купит». С давних времен определение «жемчужный» означало на Руси либо высшую степень нравственности человека, либо характеристику каких-то особо добротных предметов. В Памятнике древнерусской литературы XII в. – «Слове о полку Игореве» говорится: «Един же изрони жемчужну душу из храбра тела чрез злато ожерелье». Другими словами: кто-то потерял свою чистейшую жемчужную душу из-за золотого ожерелья. Предметом торговли в Кафе был привозимый с аравийского побережья Персидского залива и Индии жемчуг. Тот жемчуг, который образуется в черноморских мидиях и устрицах, предметом торговли не был. Не тот размер, не те товарные качества. Диаметр 1,5-4 мм от силы, цвет не популярный, розоватый и голубой, а серый, зеленоватый или грязно-сиреневый, да и по форме он неправильный, угловатенький. В каждой из раковин мидии находили одну, редко 2-3 жемчужинки, но случались и исключения. На борту затонувшего возле Феодосии судна некто М. Коваленко нашел мидию, внутри которой было 133 жемчужинки, каждая весом от 50 до 70 мг, но это. повторяем, редкость, зачастую в раковинах вообше нет жемчужинок. Ценность жемчужин возрастает с увеличением их веса и размера. В продаже обычен жемчуг от 8 до 9 мм в диаметре. Более крупные оцениваются очень дорого и даже получают собственные имена. Так, жемчужина «Звезда запада» весом 10 г была оценена в 14 ООО фунтов стерлингов. «Жемчужина мира», которая хранится в Лондоне, весит 90 г. Самая крупная в мире «Жемчужина Аллаха» была найдена в гигантском тропическом моллюске тридакне. Когда человек впервые задумался о причинах возникновения жемчужных зерен в раковинах, сразу же появилась масса изустно передаваемых из поколения в поколение мифов, легенд, догадок. Человеческая фантазия изобрела более десятка теоретических обоснований зарождения этих зерен, и мы кратко упомянем о четырех из них, наиболее красивых и поэтичных. Ловцы жемчуга в Красном море полагали, что жемчужины -дети Луны. Именно в полнолуние свет определенной звезды достигает морского дна, попадает в «раковинные уста». Раковина впитывает в себя драгоценные лучи, из которых и образуются жемчужины. В полнолуние ловцы имели обыкновение показывать добытый жемчуг звездам и Луне – их матери. По индийской версии в возникновении жемчужин повинны звезды. Вернее, одна из них – звезда Свати. На ее восходе над морем тихо и бесшумно идет таинственный дождь, а навстречу ему, приоткрыв раковины, из сокровенных глубин моря, поднимаются моллюски. Каждая ждет, каждая надеется, но только в единицах остается голубоватый отсвет звездных дождинок. Сподобившиеся медленно и удовлетворенно опускаются на дно, и в их лоне начинают расти драгоценные зерна. Одним словом, по этим двум первым версиям жемчуг рождается, как говорят французы, a la belle e’toile, то есть «под прекрасной звездой». Третья версия: жемчуг – это утренняя роса, зас

нет комментариев

мая 27 2009

«СНЕДНЫЙ ЧЕРЕПОКОЖИЙ СЛИЗЕНЬ»

- Какие же это плоды морские, си-речь черепокожие?.. Видал ты их, касатик? Отведывал? Какие на вкус-то? – Морскими плодами, матушка, раковины зовутся, пауки морские да раки—* П. И. Мельников-Печерский Наверное, сейчас почти невозможно найти человека, который бы пробовал в Крыму местных устриц. А если такой человек все же сыщется, то его можно рассматривать как очередную прибрежную диковинку. А ведь устрицы на столах у крымчан были и довольно с давних времен. В «Первом уставе Кафы», относящемся к 1290 г., приводятся сведения о том, что население Крыма, кроме рыбы, ловило и устриц. По-настоящему промышленный лов их начался значительно позже. До революции, например, устричный завод в Севастополе давал в год более двух миллионов моллюсков. В целом по России, в конце XIX в. ежегодный промысел устриц достигал 10 миллионов штук. Отправляли их не только к царскому столу, но и в супердорогие рестораны Парижа, Ниццы, Лондона, Рима. В Париже и в наше время продавцы «фрюи де мер» (устриц) предлагают их покупателям с красиво оформленных, обложенных льдом прилавочков или с лотков, прямо на улицах. Французы за год съедают живьем более миллиарда устриц. Разводить устриц в искусственных условиях человек начал с того времени, когда подметил обеднение моря этим ценным моллюском. Аристотель в своих записках упоминал о разведе-
«СНЕДНЫЙ ЧЕРЕПОКОЖИЙ СЛИЗЕНЬ» Устрица с незапамятных времен услала гурманов. нии устриц в IV в. до н. э. как о деле вполне обычном и даже будничном. Как это делалось, неизвестно, а вот сложная российская методика выглядела в недалеком прошлом примерно так: сначала надо было наловить маленьких устрят, размером с булавочную головку. Для этого на морском мелководье раскладывали черепицу, обмазанную известкой в смеси с песком. Когда малютки-устрицы оседали на черепицы, известь осторожно скребками счищали вместе с устрицами и помешали в питомник (яшики на ножках, залитые морской водой). Подросших устриц вновь переселяли, но на этот раз в устричные «парки». Так назывались огражденные морские отмели. Два года устрицы подрастали в этих парках, однако, для еды они еще не годились ни по вкусу, ни по размерам. Товарные устрицы должны были быть не менее 7 см в длину. Дорастали устрицы на подводных фермах, которые устраивались в особых прудах, залитых морской водой. Здесь их выдерживали еще 2-3 года, после чего они поступали в продажу. Перед этим им придавали надлежащий товарный вид. Помещали устриц в бассейны с проточной водой, которая смывала с них ил и грязь. Потом вылавливали, еше раз вручную чистили, сортировали, паковали и, наконец-то, они попадали к потребителям. Вот такая сложная, трудоемкая волокита с частыми переселениями в течение ряда лет. Издавна разводили устриц в Японии, Корее, Америке, в странах Европы. Французы едят их преимущественно сырыми. Американцы любят консервированные, а чилийцы – приготовленные на пару. Вообще надо сказать, что в питании человека двустворчатые моллюски издавна, начиная с каменного века. Во всяком случае, вкус некоторых из них (гребешка, мидий, устриц) был уже тогда оценен по достоинству. Упоминание о промысле устриц находят в трудах Плиния, жившего за 150 лет до начала нашего летоисчисления. Древнейшие кучи раковин, обнаруженные археологами на берегах Дальнего Востока, имели в длину 150 м и высоту более 2 м. Высоко котировались устрицы в Древней Греции и Риме, причем римляне ценили особо вкусные лукринские устрицы. В. Марциал пишет: Если обедом меня, не подачкой, как прежде, прельщаешь, Что ж не такой же обед мне подают, как тебе? Устриц себе ты берешь, упитанных в водах Лукрина, Я же ракушки сосу, рот обрезая себе; Ты шампиньоны жуешь, а я свинухом угощаюсь, С камбалой возишься ты, я же лешами давлюсь… Римляне ели не только свежих устриц, но и помешали их в рассол. Одна из устриц, словами того же поэта, заявляет о себе: «Я появилась … напившись воды из Лукрина, и благородного жажду рассола сейчас». Надо думать, что в Древнем Риме устриц временами было так много, что ими кормили и рабов. В одном из стихотворений поэт, обращаясь к хозяину пира, упрекал его: «Нечего потчевать гостей устрицами… вволю которых может наесться и раб». Упоминаются устрицы и в древнекитайской и японской литературе, а вот в России с ними познакомились намного позже. В. И. Даль называл устриц «устерсами» и определял их в своем Словаре так: «Снедный черепокожий слизень». Под черепокожими подразумевались

нет комментариев

мая 23 2009

ОБЛАДАТЕЛИ УСАТЫХ НОЖЕК

Они не иждивенцы, а просто поселенцы, Балянусы-шоробочки», балянусы рачки, Живут рачки на скалах, подлавливая муть, И крепятся так прочно, что их не сковырнуть. Vпричала одного из крымских портов стояла старая списанная баржа. Большая, солидная, черная. Лол го стояла. И вдруг, ни с того ни с сего, эта «пенсионерка» взяла и потонула. Думали, течь дала, потому и «нырнула» в морские глубины. Оказалось, что ее затопили всякие незваные прикреплениы-моллюски, рачки и среди них – усоногий рачок морской желудь, или балянус. На днище их столько налипло, что баржа стала тяжелее на несколько тонн. Бороться с этими обрастателями люди начали издавна и по-разному. Ставят судно в док и скребками счищают незваных пассажиров; красят подводные части кораблей разными ядовитыми для обрастателей красками. Пробовали использовать для этого ультразвук, но самый древний способ – это загнать судно из моря в пресные воды, в которых погибают все эти любители соленой воды. Бороться с ними необходимо, так как суда теряют в скорости, маневренности, расходуют лишнее горючее, хуже слушаются руля, да и сама стальная корабельная обшивка подвергается коррозии. Случается, что рачков и моллюсков на крупных судах нарастает сотни тонн, и моряки издавна подмечали, что весной корабли ходят быстрее, чем осенью, когда число этих прикрепленцев возрастает. Не любят балянусов и рыбаки. Балянусами обрастают рыбацкие сети, очишать их -дело нуднейшее, и поэтому часто делают так: расстилают сети на берегу и гоняют по ним туда-сюда автомашину, которая давит раковины балянусов. В общем обрастатели влетают различным государствам в изрядную «копеечку». В Америке эти траты превышают 100 миллионов долларов ежегодно. Масса обрастателей поселяется и на разных обитателях моря: китах, акулах, рапанах, крабах, губках. Если бы еше эти баля-нусы медленно взрослели и размножались, но и то и другое у них на высоком уровне. Через 10-15 дней после вылупления из яиц они достигают взрослых размеров, а уже к трем месяцам готовы к половой жизни. Враги балянусам страшны только тогда, когда они находятся в личиночном состоянии. Взрослые балянусы в своих домиках-крепостях для большинства хищников недоступны. Если им грозит какая-то опасность, они тут же втягивают внутрь усо-ножки, намертво сдвигают створки дверцы-крышечки и в таком виде становятся неуязвимыми. Так же поступают они там, где есть периодические отливы и приливы. В ожидании отлива закупоривают свое жилье. В нем остается достаточно воды и кислорода, чтобы в полном здравии дождаться прилива. В таком состоянии они способны прожить несколько дней. Интересно, что на берегу, в то время когда море начинает отступать, слышится «шепот» балянусов – тихое потрескивание. Это рачки захлопывают дверцы своих «домиков», подобно лавочнику, закрывающему ставни на ночь». Со скал и подводных камней балянусов не сковырнешь, да и внутрь, до их тельца, не доберешься. Разве что осетр разгрызет или зубарик своими долотообразными, торчащими вперед зубами. Там, где балянусы довольно крупные, высотой 5-7 см, к врагам этих рачков можно причислить и человека, собирающего их для еды. В Чили, например. Эти чилийцы вообще везунчики. Они, как написал Юлиан Семенов, «вместо хлеба едят устриц, вместо мяса – крабов, вместо сыра – икру, а вместо воды пьют чичу» •- легкое яблочное вино. Наши черноморские балянусы тоже вкусны, но уж больно маленькие, в высоту не более 1 см. Живут разные виды балянусов от 2 до 7 лет. Плодовитость одной самки 10-13 тысяч яиц. Казалось бы, немало, но молодь балянусов охотно поедается крабами, мальками и взрослыми рыбами, актиниями, медузами и прочими морежителями. Американский ученый X. Мур подсчитал, что из 13.000 личинок 150 достигают последней личиночной стадии развития. Из 150 опускаются на дно 26, а до двухмесячного возраста удается дожить только 15 особям. Другими словами, выживаемость равна 0,1%, и это не так уж мало, если учесть, что каждая из 15 может отложить через месяи 13 тысяч яиц. У рыб степень выживаемости раз в десять ниже – сотые доли процента. Теперь о биологии этих рачков. Личинка балянуса, когда приходит время оседания на дно, прикрепляется своим головным концом к скалам, камням, водорослям, днишам кораблей или сетям. Прирастает намертво. Для этого у личинки есть особые цементные железы, и цемент, вырабатываемый ими, качества отменного. Головной конец личинки превращен в основание, в подошву, и балянус лежит как бы на спине, выставив вверх 6 пар грудных ножек, покрытых щетинками-усами. Эти ноги

нет комментариев

мая 20 2009

ТЫ – МНЕ, Я – ТЕБЕ

Актиния «цветок» морской, «Цветок» океанический. И венчик у нее не прост, Он у нее магический. Всех непременно зав/мечет И тут же, походя, сожрет. В природе можно наблюдать множество случаев взаимовыгодного сожительства различных животных, но, пожалуй, самый интересный и удивительный альянс тот, который существует между раками-отшельниками, крабами и актиниями. Сначала о раке-отшельнике диогене, который, как оказалось, не такой уж строгий отшельник. Этот тезка знаменитого греческого философа после вселения в Черное море непрошеной гостьи рапаны оказался в выигрыше. Свое вкусное, голое брюшко он прятал раньше в недоступные для прожорливых врагов твердые раковины моллюсков нассы и трохуса. Ну и вырастал, в соответствии с небольшими размерами раковинок, маленьким. После расселения рапаны диоген быстренько сориентировался и стал занимать ее крупные пустые раковины. В новом, с большим метражом жилье, диоген располагается вольготно и с комфортом. Казалось бы, все хорошо, но предприимчивый «квартиросъемщик» жаждет не только покоя, но и гарантий неприкосновенности. Он пускается на поиски и вскоре находит то, что ему нужно -актинию. Осторожно снимает ее клешней с прежнего местообитания и садит на свою раковину. Вот теперь все на своих местах и все при деле. Если вытащить ди-огена из его убежища с сожительницей наверху и предложить ему широкий выбор новых пустых раковин, но без актиний, то он неизменно залезет в свою прежнюю раковину с актинией. Если завязать устье этой раковины тряпочкой, то диоген поселится в новой и сейчас же начнет работу по перебазированию актинии на этот «домик». Случается, что актиния не насаживается на новую раковину то ли потому, что она ей не нравится, то ли по какой-либо другой причине, тогда рак-отшельник в величайшем беспокойстве и спешке будет менять раковины до тех пор, пока привередливая сожительница не выберет раковину и не согласится на переселение. Выгоды от такого сожительства
ТЫ - МНЕ, Я - ТЕБЕ Неразлучная парочка – рак-отшельник и актиния (сверху). Внизу балянусы. взаимны. Стрекательные клетки актинии защищают диогена от врагов, а для актинии – он бесплатный транспорт, да и во время кормежки ей достается кое-что из рачьего рациона. И наоборот, какие-то крохи перепадают раку во время трапезы актинии. Вот такая полюбовная «сделка». Больше того, ученые выяснили, что наиболее успешно размножаются актинии, располагающиеся на житье поверх раковин морских моллюсков. Возможно, моллюски и раки в том числе, выделяют какие-то вещества, которые способствуют размножению актиний. Нередко в море можно встретить раков-отшельников, у которых актиния посажена «хозяином» не на раковину, а на правую боевую клешню, ту самую, которая запирает «дверь» в «дом». Это, надо полагать, для пущей безопасности. Есть в природе и светящиеся актинии, и если такая сидит на клешне, рак передвигается по дну с «фонарем» в «руке». Похожий обоюдовыгодный «тандем» удалось наблюдать также у крабов с актиниями. По сравнению с отшельником, вселившимся в раковину рапаны, крабы, конечно, более уязвимы, несмотря на их панцирские «доспехи», и тут уж актиния -первейшая зашита и оборона. Однако неправильно было бы думать, что крабы без актиний беспомощны и без конца подвергаются всяческим нападениям и опасностям. Крабы такие «персоны», что постоять за себя умеют. Панцири у них крепкие, шиповатые, клешни цепкие, сильные, глаза всегда настороже, да и камуфляжная «одежка» тоже работает на крабью безопасность. Все примерно складывается у них так, как об этом написала Т. Жукова: Круглый панцирь сбит добротно, В глазках – злобные огня, По бокам прижались плотно Две тяжелые клешни. Дно морское травы лижут, Зорок хищник в тишине: Что удобней, что поближе -Все очутится в клешне. Камуфляжная «форма одежды» и клешни – не единственное, что может спасти крабов от врагов. Есть прелюбопытные пан-циреносиы, которые пускаются буквально, с точки зрения человека, на различные хитрости, лишь бы обезопасить себя. Вернитесь, читатель к очерку «Парикмахер» и К°» и еше раз убедитесь в том, что «полна чудес могучая природа». Прочтешь о таких «многомудрых» крабах и невольно подумаешь, а может, они что-то соображают, сознательно это делают? А действительно, что сказали бы вы, читатель, живи вы во времена, отдаленные от нас на несколько сотен лет, если бы увидели только что выл

нет комментариев

мая 20 2009

МАЛЫШКА МОЛЛЮСК С ЗАМАШКАМИ ПИРАНЬИ

Мелкой трупоелки – нассы В море великая масса. И чем больше подобных жителей, Тем чище морские обители. Пираньи – пресноводные хищные рыбы Южной Америки издавна наводили ужас на человека. При большом скоплении они способны за считанные минуты оставить от живой овцы, к примеру, начисто обглоданный скелет. У индейцев гуронов пираньи служат могильщиками. По обычаю, гуроны хоронят не тело, а скелет умершего, который «подготавливают» к погребению пираньи. Родственники умершего опускают тело в сетке в воду, а через день извлекают из нее чистенький скелет. Лавры этих речных гиен не дают покоя нашему маленькому черноморскому моллюску нассе. Тянется, бедная, пыжится и во многом преуспевает. Моллюски – это беспозвоночные животные, характеризующиеся одетым в мантию телом, способным выделять вещества для построения раковины. В Мировом океане моллюсков великое множество видов и великое разнообразие размеров: от нашей малышки нассы с размером раковинки 2,8 мм и весом 2 г, до живущей у берегов Сицилии огромной пинны с длиной раковины более полуметра. А уж о таком моллюске, как тридакна, и говорить нечего. Вес 250 кг при длине раковины 1,5 м. А. О. Ковалевский с женой, работая на берегу Средиземного моря, купали в створке раковины тридакны свою дочь, а католическая церковь издавна использовала эти створки для купелей во время крешения младенцев.
МАЛЫШКА МОЛЛЮСК С ЗАМАШКАМИ ПИРАНЬИ Хищные наклонности нассы обра тнопропорциональны ее величине. Характер питания у моллюсков разный, но основная масса их – фильтраторы. Они профильтровывают сквозь себя воду, вылавливая попутно из нее все необходимое им для питания. По сути, вся прибрежная вода проходит через эти биологические фильтры. За сутки такой очищенной морской воды набирается в обшей сложности 260 кубических километров, а на дно за это же время оседает 300 ООО тонн переработанной ими взвеси. Есть моллюски, питающиеся различными микроскопическими обрастаниями и водорослями на поверхности подводных предметов и скал – риссоа, пателла, литорина. Есть моллюски хищники и трупоеды, а есть и такие, которые не прочь заморить червячка по-разному, как обстоятельства позволят. Насса как раз из хищников и трупоедов. Так что одна из заслуг этих моллюсков – чистое морское дно. Обоняние у насс великолепное. Стоит учуять одной из них раненую или больную рыбку, как за ней, по следу сразу же бросятся все остальные и съедят увечную. А если уж трупный запах распознают, удержу нассам и вовсе нет, «сбегутся» со всех окрестностей. Происходит при этом примерно следующее: учуяв добычу, моллюск выползает из фунта, вытягивает сифон с органом обоняния вверх и как бы нюхает воду. Точно установив «адрес» запаха, ползет к нему целеустремленно, хотя и с небольшой скоростью, равной 2-3 мм в секунду. Подобравшись вплотную, насса выдвигает розовый хоботок с отверстием на конце. Этим хоботком она шарит в разных направлениях, нащупывая самое уязвимое место и проделывает им небольшую дырочку в живой жертве или трупе. Хоботок этот у нассы такой, что может продырявить не только кожу какой-либо рыбы, но и стенки некоторых тонкостворчатых моллюсков. По этому впившемуся хоботку сразу же начинается перекачка пиши в тело хищницы. В результате от рыбки остается голый скелет. Прямо какая-то мелкотравчатая морская гиена. Как тут не вспомнить о диких племенах людей, которые очень своеобразно казнили своих преступников. Привязывали их к шестам, шесты опускали в воду, втыкали в дно на мелком месте и наблюдали, как рыбы-палачи пираньи обгладывали им ноги и нижнюю часть туловища. Нассы вполне могли бы заменить этих рыб, но времени для исполнения «приговора» понадобилось бы им побольше. Особенно ярко проявляются кровожадные наклонности нассы при содержании ее в аквариумах совместно с другими обитателями моря. Интересный случай описывает Е. М. Еремеева в своей книге «Черное море». У нее в одном из аквариумов жили раки-отшельники диогены. К ним она подселила нассу. Сначала диогены очень заинтересовались новопоселенкой, собрались вокруг, всячески ее разглядывали, совали ей клешни в раковину, переворачивали с боку на бок, но видя ее индифферентность к этим манипуляциям, потеряли к ней всякий интерес и занялись своими сугубо рачьими делами. Все до поры до времени шло хорошо, так как и диогены, и насса в изобилии получали еду, но вот Еремеевой понадобилось съездить в командировку. Снабдив всех в аквариуме едой впрок, она уехала
. Когда же возвратилась, от диогенов остались одни клешни и пустые раковинки, а насса живая, сытая и очень довольная скромно сидела в углу аквариума. Как этой двуграммовой особе удалось слопать далеко не беспомощных диогенов, уму непостижимо. Ведь характер у диогенов далеко не ангельский, а довольно бурный и драчливый. Часто часами дерутся между собой, стараясь вытащить друг друга из раковин или обломать противнику клешни. И вот при такой-то боевитости диогены позволили себя сожрать. Может, их подвела излишняя самоуверенность и надежда на несокрушимость своих раковин? Бывает и так, что насса устраивается на жительство на крабе или на молоденькой мидии. Туг уж она держится по-рыцарски и никаких выпадов против «домохозяев» себе не позволяет. На морском дне насса живет в илистых или песчаных (преимущественно) грунтах, выставив наверх свою охотничью снасть сифон. Глубже 40 м обычно не идет, на более мелких местах селится охотно. Штормы и волнения нассам не страшны. Сами в фунте, а сифончики в критические моменты можно втянуть внутрь. Другой черноморский моллюск – риссоа решил штормовую проблему очень любопытным образом. Во время сильного прибоя сбить его с водорослей трудно. Он выпускает нить из слизи и повисает на ней, как паук на паутине, когда он падает с высоты вниз. Когда риссоа надо подняться, он частично эту слизистую нить заглатывает, подтягивается и вновь крепится к водоросли, если его все-таки сбило прибоем. Размножаются нассы начиная с января и до сентября. Развитие икры продолжается в течение месяца при низких температурах, а при более высоких (22-24°) этот срок сокращается до 10 дней. Плодовитость у различных видов сравнительно небольшая – от 25 до 60 икринок, заключенных в плотную прозрачную оболочку. Кладки нассы можно встретить на водорослях, камнях, раковинах моллюсков, на крабах, на днищах кораблей. Кстати, о кораблях. Насса из того племени, что излавна докучает человеку и скапливается на кораблях по нескольку сотен тонн. Как же при этом судну не снизить скорость и маневренность? Напомним читателю один исторический факт. В Адриатике два английских крейсера «Лармут» и «Бристоль» встретились с вражескими австрийскими кораблями. Флагман «Лармут» передал «Бристолю» приказ: «Незамедлительно следуйте за мной!». «Бристоль» подошел только через 20 минут. По окончании боя капитана «Бристоля» вызвали на флагман, обозвали его крейсер «черепахой» и пригрозили военным судом за невыполнение приказа. «Что скажете?» – спросил капитан флагмана. «Сказать мне нечего, – ответил капитан «Бристоля», – а вот показать кое-что могу. Прикажите осмотреть дно моего корабля. Это мое оправдание». Осмотрели и обнаружили на днише столько пассажиров-моллюсков, что развить крейсерскую скорость «Бристоль» никак не мог. Под коней упомянем о том, что нассу люди издавна использовали в качестве украшения. При раскопках стоянок человека каменного века в Германии и на Украине были найдены просверленные раковинки моллюсков. Много было среди них и раковин нассы. На Тихоокеанских островах раковины нассы заменяли деньги. Нанизанные на шнуры они назывались «пела». Шнуры эти иногда достигали многометровой длины. Имен у нассы несколько: верша, ковадия, баран, улитка, тритья. Число видов в Мировом океане 50 ООО, в Черном море -насса сетчатая и неретическая.

нет комментариев

мая 14 2009

«ПАРИКМАХЕР» И К°

Плавунцу «стрижка» сетей за обычай. Крабы могут многое. Бегать боком по дну, лазить по вертикальным откосам скал, в случае опасности камушком падать в воду, прогуливаться ночью по пляжу, глазеть подолгу на луну, а вот плавают очень неохотно и довольно неуклюже. Хороший пловец только один из черноморских крабов – краб-плавунец. Для плавания он приспособил заднюю пятую пару ног. Они у него уплощены и похожи как бы на весла-лопаточки. Эти лопаточки у него вроде лопастей гребного винта, и когда краб плывет бочком, лопасти у него работают, как пропеллеры. Этими же лопаточками плавунцы – любители песчаных фунтов закапываются в песок, вернее, забрасывают себя поверху песком для пушей маскировки. Ног у всех крабов по десять, но передняя пара ножек не видна, они скрыты под панцирем и служат для чистки крабьих жабер. Быстро-быстро работая этими ножками-чистильшиками, они освобождают жабры от соринок, песка и частичек ила. Глаза у крабов удивительные. Они посажены на «стебельки», которые могут втягиваться и выдвигаться. К. Паустовский писал об этом так: «Крабы бегали по шлюпке, прятались под решетчатый пол и смотрели оттуда… яростными глазами то выдвигая их, то пряча, как театральные бинокли». Самки и самцы у плавунцов различаются и по внешнему виду, и по размерам. Самцы крупнее. Брюшко у самочек шире и состоит из большого числа члеников, так как самки в летнее время носят икру, а она как раз приклеена у них при помощи слизистых тяжей к брюшным ножкам. Цвет икры у крабов очень красивый -ярко-оранжевый. Число икринок 10-12 тысяч. Носит их самка 2-3 недели. Самцы находят самочек, руководствуясь в основном обонянием и,
«ПАРИКМАХЕР» И К° если складывается клас- сический треугольник – Краб-плавунец. одна самка и двое претендентов, драка неизбежна. Самка в это время отходит. в сторону и бесстрастно ждет победителя. Впрочем, крабы вообще «народ» драчливый, и они часто жестоко дерутся из-за корма, убежища, выламывая друг у друга клешни и круша панцири. Что ж «на войне как на войне», говорили древние греки. Вот как описывается крабья стычка в книге О. Хлудовой «За голубым порогом»: «…бойцы делали быстрые шажки на широко расставленных ногах, стараясь ухватить друг друга за раскрытые, вытянутые вперед клешни… Я приняла на себя роль рефери, решив вмешаться в случае нарушения спортивных правил. Крабы были примерно одинакового размера, и силы их были равны, но один вел себя афессивнее. Он постепенно теснил отступающего противника. В какой-то неуловимый момент крабы сцепились клешнями и перешли к «рукопашному бою». Они кружились, толкая друг друга, пока один из них не прижался спиной к камню. Он как-то изловчился, освободил клешню и схватил противника за ногу. Тот рванулся в сторону, и, прежде чем рефери мог вмешаться, нога отломилась. Схватка сразу кончилась. Соперники выпустили друг друга и разбежались в стороны…». Последствия крабьих драк не всегда трагичны. Сломанный панцирь при линьке сменится на целый, оторванная нога или клешня постепенно отрастет, достигнув после нескольких линек исходного размера. Особенно часто дерутся эти «броненосцы» в аквариумах, поэтому в них обязательно должны быть камни, пустые створки раковин моллюсков, чтобы более слабый из драчунов мог спрятаться. Впрочем, он может поступить и по-другому – «уйти в глухую защиту, т. е. прикрыть себя плотно прижатыми клешнями так, как делает боксер, прижавший к лицу обе перчатки». «Детская смертность» у крабов огромная. Из сотен тысяч отложенных икринок доживают до взрослого состояния лишь единицы (5 -7). Для икрометания самочки плавунцов обычно подходят к берегу, где вода теплее и богаче кислородом. Именно поэтому крабов давно уже нет на всех крымских пляжах. Фактор беспокойства на мелководьях срабатывает безотказно. Периоды почти ежемесячных линек у крабов – тяжелое, чреватое риском время. Перед этим они прячутся, залезают во всякого рода укрытия. Ведь всякому лестно съесть их лишенное брони мягкое вкусное тельце. По ходу линьки панцирь у крабов лопается, и они через трешину постепенно освобождают спинку, брюшко и клешни. Какое-то время они пребывают в совершенном неглиже, но потом тело их вырабатывает панцирь. Поначалу он мягкий, сморщенный и только спустя некоторое время распрямляется и твердеет. Период линьки – это одновременно и период голодовки, так как плавунцы в это время, конечно же, не охотятся и не едят. «Пр

нет комментариев

мая 07 2009

КОЧЕВНИК ВОДНОЙ ТОЛЩИ С ТЕПЛООБМЕННИКОМ НА «БОРТУ»

Автор: в РЫБЫ

Тунпы — кочуюшне рыбы, некоторые ихтиологи считают, что они путешествуют по всему свету. Ж.-И. Кусто Есть такая русская пословица: «Наша горница с Богом не спорится». Это можно понимать и так, что в горнице такая же температура, как и снаружи, во дворе. То же самое можно сказать о лягушках, змеях, ящерицах, жабах и рыбах. Температура их тела такая же, как и температура окружающей среды. У этого правила, есть исключения. И к исключениям этим прямое отношение имеют из чужеземных – серо-голубая акула и гость Черного моря – тунец. Впрочем, он может быть, и не гость. Некоторые из ихтиологов склоняются к мысли, что он в нашем море не только нагуливается, но и нерестится. Развива-ющаяся икра тунцов была найдена как-то у берегов Крыма профессором В. Водяницким. Теперь о загадочном теплообменнике «на борту», благодаря которому тунец способен регулировать температуру своего тела. Проделали опыт: вмонтировали в мышцы тунца приборчик, регистрирующий температуру, и выпустили в бассейн с температурой воды 14°, затем охладили воду до 10°, ожидая что температура тела тунца тоже понизится. Не тут-то было. Она стойко держалась на уровне 24°. И при 14°, и при 10°. Проверяли это неоднократно, но тунец был верен себе – 24° и никаких отклонений! Следовательно, тунец способен активно регулировать температуру своего тела при помощи какого-то теплообменника. Странно, что, имея «на борту» подобный «прибор», тунцы все же не хотят зимовать у нас. Ведь зимой вода в Черном море сравнительно теплая, как раз те 9-10°, которые и были в бассейне, а если тунцы у нас не зимуют, а уходят в более теплое Средиземное море, то зачем им этот теплообменник. Хотя, возможно, средиземноморские зимние температуры им тоже кажутся низкими. Более высокие, стабильные температуры тела дают тунцу некоторые преимущества в чисто физиологическом плане. У него более активно идут процессы пищеварения и обмена вешеств, быстрее передаются нервные импульсы, интенсивнее сокращаются мышечные волокна и, может быть, именно поэтому тунцам доступны скорости, превышающие 80 км в час. Однако рыба-меч, не имея никаких теплообменников, плавает быстрее, чем тунец – со скоростью, доходящей до 140 км/час. Так что не совсем все ясно с этими крупномерными хишниками-тунцами. Длина их тела чаше всего колеблется от 1 до 3 м. Вес у крупных доходит до полутонны. Тело покрыто чешуей с жестким нагрудным панцирем в области грудных плавников. Последних много – 11: спинной, анальный и 9 дополнительных маленьких. Во время волнообразного движения хвостовой части тела плавники убираются в углубления на теле. Это уменьшает сопротивление воды, увеличивает обтекаемость его торпедообразного тела, гасит вихревые потоки воды, и в результате тунец выигрывает в скорости. Что касается хвоста, то он у многих рыб, в том числе и у тунца, не только движитель, но и рулевой, обеспечивающий и скорость плавания, и высокую маневренность… Г. Мел вилл, автор всемирно известного «Моби Дика», так воздает должное хвосту морских обитателей: «Другие поэты щебечут хвалы кроткому оку антилопы или прекрасному оперению вечно порхающей птички: не столь возвышенный, я воспеваю хвост». Характерно, что, набрав большую скорость, тунец способен проплыть 9000 км, покрывая за сутки почти 1000 км. Всего несколько недель потребуется тунцу, чтобы переплыть из океана в океан, из полушария в полушарие. Этот рекорд достоин быть отмеченным в рыбьей «Книге Гиннесса», и такое не под силу даже меч-рыбе, которая плавает быстрее, но выдерживает высокий темп только на коротких дистанциях. Половозрелыми тунцы становятся на третий год. Нерестятся с мая по июль. Икра плавающая, круглая по форме, и ее на поверхности моря бывает в отдельные годы много. Увидел рыб при белом лунном свете, увидел реку беспокойных жизней; икра была разброшена повсюду и смешивалась с пузырьками пены. П. Неруда Мясо у меч-рыбы вкусное. Ловят ее в тропиках особыми сетями – плавными ярусами. Кое-где бьют острогой, а спортсмены ловят на спиннинг. Страстным поклонником последнего способа был Э. Хемингуэй, которому случалось ловить меч-рыбу на спиннинг. Однако обилие икринок никак не гарантирует многочисленность рыбьего потомства. До личиночной стадии доживают немногие. Охотников на рыбью икру в море надо бы больше, да некуда. Она попросту съедается. Хорошо сказал кто-то из ихтиологов: «У каждой икринки не больше шансов уцелеть и превратиться во взрослую рыбу, чем… у лотерейного билета -принести главный выигрыш». И все-таки пусть ничтожн

нет комментариев

мая 06 2009

ЧУДО-ЮДО РЫБА-МЕЧ

Автор: в РЫБЫ

На твоих островах, в раскаленном песке, Позабыты приливом, растущим в ночи, Издыхают чудовища моря в тоске: Осьминоги, тритоны и рыбы-мечи. Н. Гумилев Кабы мне такой носина, я б по праздникам носила!». Это девчоночья дразнилка-приговорочка, которую, наверное, могли бы в своих подводных играх-забавах использовать носатые меч-рыбы. По длине этот мечевидный нос почти равен туловищу. Пожалуй, это даже не нос, а то ли пика, то ли острога, а кое-кто его сравнивал даже с корабельным форштевнем. Но все-таки это меч, потому что, нападая на свои жертвы, рыба не протыкает их, а размахивая мечом, наотмашь бьет и сечет, а потом уже подбирает оглушенных и перерубленных рыб. Бросается она и на тех, кто покрупнее ее, – на дельфинов, тунцов, крупномерных иноземных акул, но питается, в основном, мелкой рыбой: ставридой, сельдью, скумбрией, окунями. Уничтожает их стаями и косяками, убивает больше, чем может съесть. В этом она как бы сродни луфарям. Наверное, поэтому поэт-сатирик Ф. Кривин написал про нее: «Не краснеет рыба-меч, головы снимая с плеч». Ж.-И. Кусто считает, что эти рыбы безоглядно смелы и отважны. Говоря его словами, «меч-рыба – такое создание природы, которое запрофаммиро-вано природой на безрассудную отвагу». Может, поэтому она свирепо, как носорог, бросается на шлюпки, плоты, плавающие в море железные бочки и корабли. Бросается и протыкает даже дубовую корабельную обшивку, покрытую поверху медью. Иногда рыбий меч увязает в обшивке, и рыба гибнет, а если меч обломится – уйдет и будет продолжать жить, несколько изменив пишевой рацион. Сила удара, который наносит этот меченосец, оценивается в несколько тонн, и это не удивительно. Длина «рыбки» 5-6 м, и если в борт судна ударит туша весом 500-600 кг, двигающаяся со скоростью 100-130 км в час, можно представить, какой переполох за этим воспоследует на борту. Был случай, когда команду корабля пришлось спасать, а само плавсредство отбуксировать в док на починку. В некоторых музеях мира хранятся вещественные доказательства агрессивности меч-рыбы: фрагменты днищ кораблей с за-
ЧУДО-ЮДО РЫБА-МЕЧ «Не краснеет рыба-меч, головы снимая с плеч». стоявшими в них мечами. Находили эти мечи и в крупных тунцах, китах, акулах, дельфинах, а вот человека в воде меч-рыба не трогает, хотя проткнуть ей его, все равно, что нам вязальной спицей продырявить пирожок с ливером. По всей вероятности, и меч-рыбы временами благодушно настроены. Вот как описывает свою встречу с этой рыбой уже упомянутый мореплаватель-одиночка Ален Бомбар: «В два часа после полудня мне пришлось пережить неописуемый ужас. Я спокойно почитывал своего Эсхила, как вдруг рулевое весло подпрыгнуло от сильного толчка… за кормой шла огромная рыба-меч, длиной метров шесть. Вид у нее был свирепый … если я ее только раню, она… развернется и… прошай «Еретик»… Пробую зарядить подводное ружье… и роняю стрелу за борт. Это последняя. Теперь я безоружен. Тогда я быстро привязываю к подводному ружью перочинный нож – «штык» готов. Если она нападет, я хоть продам свою жизнь подороже». Меч-рыба эскортировала Бомбара до полуночи, не делая никаких агрессивных выпадов, потом уплыла, а ведь ей достаточно было слегка толкнуть носом в резиновый бок «Еретика», и путешествие Бомбара и его жизнь пресеклись бы в мгновение ока, несмотря на его перочинный ножичек. Нападения меч-рыбы на разные плавсредства пытались объяснить по-разному. Утверждали, что сталкивается эта рыба с кораблем случайно, тогда, когда она безоглядно преследует стаю рыб. Следовательно, пострадавшая сторона тут как раз рыба, она жертва технического прогресса. Полагали, что движущийся в воде незнакомый предмет интригует ее, и она из любопытства пробует его «на зуб», протыкает. Вот меченосец и пират, Прожорливый и хищный. Плот опрокинет, борт проткнет, Мечом рыбешек посечет Без сантиментов лишних. Есть еше одна версия: нападение — это результат раздражения или страха перед «существом» в море, которое намного больше ее по размерам. В этом случае меч-рыба следует мудрому правилу: «Нападение – лучший способ зашиты». И еще две версии. Первая: принимает лодку за акулу-, вторая – у этих рыб бывают случаи бешенства, во время которых они, не помня себя, бросаются на корабли и шлюпки. В общем, предположений много, достоверного объяснения нет. Данных по биологии меч-рыбы очень мало. Она гость в Черном море, постоянно в нем не живет. Нерестится не у нас, а в Средиземном море и в
тропических морях, хотя сотрудники Карадагского природного заповедника находили икринки меч-рыбы в прибрежной зоне моря. Рыбаки чаше всего видели меч-рыбу у острова Березань и у Тендровской косы, а в 50-х годах прошлого века ее, случалось, добывали у берегов Алушты и Евпатории. Тогда-то ее рыбаки и рассмотрели, но описали все-таки ученые. Спина и бока у меч-рыбы темно-синие, брюхо светлое, серебристое. Плавников пять: спинной, два грудных и еше два маленьких в предхвостье. Брюшных плавников нет. Хвост мощный, серпообразный. Чешуи и зубов нет, глаза темно-синие, длина меча 1-1,5 м, диаметр его у основания 8 см. Интересно, что описывая внешний вид этой рыбы, иногда сравнивали ее с ихтиозавром, только нижняя челюсть у ихтиозавра короче, чем у меч-рыбы. След от плывущей меч-рыбы в море очень похож на след ракеты, и во вторую мировую войну военные моряки, случалось, ошибались. Те же продолговатые очертания, тот же темный цвет и пенистый след, да и скорость передвижения похожи, и только выступающий из воды спинной плавник выдавал меч-рыбу. Кстати будет упомянуть о том, что меч-рыбу, этого морского спринтера, не под силу обогнать ни одному надводному или подводному судну.

нет комментариев

« Предыдущие - Следующие »