Апр 17 2009

ЗЕЛЕНУШКИ – ЗЕВАКИ И ЗАСОПИ

Автор: в РЫБЫ

Рыбы, которые не выработали способов защищать икру и молодь внутри своего тела, часто достигают той же цели с помощью острых зубов, алого нрава и пылких родительских чувств. Ф. Омманн Случалось ли вам слышать о морских рыбках, которые с приближением ночи потягиваются, сладко зевают, а потом, как примерные дети, дружно ложатся спать? Речь об исконных обитателях Черного моря — зеленушках. Их 8 разных видов, но местные жители, не желая разбираться в тонкостях рыбьей систематики, всех их называют зеленушками. Будем, для простоты изложения, называть так их и мы с вами, читатель. Зеленушки часто попадаются на крючки рыболовов, но отношение к ним мало уважительное. Все, кроме рулены, или, что то же, губана, костлявы, водянисты и пахнут тиной. Крымчане говорят, что ими даже местные кошки брезгуют. Вкусовые качества рулены, или губана, ценились издавна. У древних греков и римлян ее наряду с барабульками часто подавали на званых обедах. Искусные вазописцы изображали этих рыбок на специальных рыбных блюдах, называемых «ихти-ай». Блюда эти были плоскими, длинными, с углублением посредине для соусов или соли. О зеленушках уже упоминалось в «Природоведческой книге» автора, однако о любопытных особенностях их поведения, там сказано мало, и потому остановимся на этом подробнее. Прежде всего зеленушки, и черноморские, и тропические, неуживчивы и драчливы. Живут «нелюдимами», поодиночке, каждая занимает свою собственную территорию, которая строго охраняется от всяких нежелательных посетителей и особенно от особей своего вида. Согласно другой версии, зеленушки ведут не одиночный образ жизни, а держатся семейными кланами. Состоят они из родителей и детей. Иногда в эти кланы, как считают ученые, могут входить несколько семей, которые сообща защищают свои родовые владения. Во всякого рода территориальных «спорах» и конфликтах участвуют только взрослые, в основном самцы. Зеленая малышня в эти дела, выражаясь окололитературным языком, не встревает и под ногами не путается. У родителей in terrorem, то есть для устрашения противной стороны, используются особого рода демонстрационные позы, движения и даже звуки. А еще рыбы, выясняя отношения, могут «бодаться» лбами, бить друг в друга струями воды, ударять хвостом, хлопать жаберными крышками, разевать рты, упираться носами – нос в нос, толкаться, топорщить иглы и плавники и даже кусаться. Последнее особенно часто подмечали у самцов морских собачек. Эти, если протянуть руку к их икряной кладке, и в пальцы вцепиться могут. Бросаются с оскаленными мордочками, на манер цепных псов. Очень уж ревниво оберегают икру – свое будущее потомство. В раннем возрасте, еше «щенками», собачки смирненькие и не кусачие, стоит им повзрослеть, бросаются на всех, кого подозревают в преступных воровских намерениях. Была она икринкой сберегаема отцом, Потом гуляла по морю мальком, И вот уже вихрастая, зубастая Стоит на камушке морском. Свое «добро» берегут, а вот чужим собачки очень даже не прочь попользоваться. Хотя бы икрой зеленушек. Сами зеленушки в этом плане тоже далеко не без греха. В очерке об окунях было упомянуто, как они прицельно охотятся за их икрой. Коротко о строительных способностях зеленушек. Проявляются они в периоды, предшествующие нересту. У губана гнездо имеет полулунную форму. В середине его вырыто самцом небольшое углубление, заполненное обломками раковинок, которые глава семьи собирает на дне и приносит к гнезду во рту. Когда икра отложена, он старательно собирает всякие обрывки водорослей и прикрывает сверху кладку, чтобы разные воришки не обнаружили и не покушались на икру. Кладке, как обычно, предшествует у зеленушек период «ухаживания». У разных видов этих рыбок самцы «уговаривают» самочек отложить икру не по стандарту. Некоторые деликатны и терпеливы, а есть и такие, что действуют прямо-таки «нахрапом». Так, английский ихтиолог Ф. Оммани, автор книги «Рыбы», пишет: «Самец губана осуществляет свое ухаживание с деспотической прямотой. Окраска его в это время меняется, и он со свирепым видом роет для гнезда ямку в песке, мечется во все стороны, кусает и бьет самок, пока не запугает или не очарует одну из них настолько, что она отправляется с ним к гнезду и заполняет его икрой». Это он так с самочками. Можно представить, как он ведет себя с «братьями» по полу или с тем, кто покусится на его гнездо. Вот что можно прочитать о зеленушках в 4-м томе «Жизни животных»: в огромный бассейн емкостью 4500 л поместили 70

нет комментариев

Фев 14 2009

БЕРЕМЕННЫЕ ОТЦЫ

Автор: в РЫБЫ

В ней нитки нет и нет ушка, Нет плавников среди брюшка. Игла от года к году Все шьет морскую воду» Шьет не спеша – куда спешить? Ведь море все равно не сшить! Т. Жукова Уже давно замечено, что природа на выдумку таровата, а тут уж она сама себя превзошла. Это же надо: икру откладывают самки в «сумочки» на животах у отцов, и они вынашивают и рождают «детей», то бишь рыбят. Речь о двух кровных родственниках: морской игле и не менее морском коньке. Оба они из отряда иглообразных, из семейства игловых. О морских коньках довольно подробно уже рассказывалось в книге автора «Крым. Рассказы о растениях и животных», и потому о нем упомянем вскользь, а вот о его кузине игле поговорим подробнее. Внешне морская игла очень элегантная стройная особа с тонкой талией по всей длине, которая у разных игл может колебаться от 3 до 60 см. Формой, а подчас и толщиной иглы очень напоминают шестигранный карандаш и передвигаются в воде как «стоячие подводные тросточки». Сверху тело их покрыто кольцеобразными твердыми щитками, образующими как бы наружный скелет. Рот маленький, трубочкой, с помощью которого иглы, словно шприцем или пипеткой, всасывают в рот всякую морскую мелочь. Зубов нет, да они и не нужны при таком способе питания. Цвет игл зеленовато-бурый. Хвостовой плавничок кто-то удачно сравнил с «небольшим веерком с ручкой». Спинной плавник тоже не из мощных, и потому рыбкам не до участия в спринтерских соревнованиях. Поймать иглу ничего не стоит, надо только протянуть руку, уйти она не успеет. Медленные, плавно качающиеся движения игл напоминают колеблемые волнами листья зостеры, и это отлично маскирует их в зарослях этой травы. От своей медлительности морские иглы отказываются только при виде врага. Тут уж они, по большей части, тщетно, пытаются спастись, делая резкие движения хвостиком и по-змеиному изгибая тело, за что зовут их еще «змеерыбками». В это же время иглы энергично вращают выпученными глазами, которые могут одновременно смотреть в разные стороны, сохраняя при этом присущее им как бьь надменное выражение «лица». Маскировке игл в зарослях излюбленной ими морской травы зостеры способствует не только их похожесть на ее листья и характер поведения, но и очень динамичная окраска этих рыб. Иглы способны изменять ее в довольно широком диапазоне. От желтой до зеленой и даже красноватой. В зарослях красной водоросли филофоры иглы, впрочем, как и другие рыбы, розовато-красные. В общем меняют свои «маскировочные халаты» применительно к обстоятельствам. Приверженность игл к зарослям зостеры наблюдали тогда, когда они что называется «под рукой». У берегов Одессы зостеры нет, а морские иглы есть и в немалом числе. Ихтиологи полагают, что морские иглы, как группа рыб, сформировалась в свое время в зостерных лугах и приобрела там своеобразный зостерный облик, но впоследствии иглы расселились по всей акватории моря, прихватив и одесские прибрежья. Кормятся морские иглы различными ракообразными, ловят личинок и рыбьих мальков, соскабливают с поверхности скал и камней всяческих обрастателей, непрочь закусить чужеродной икрой. Сами иглы – лакомое блюдо для дельфинов, хищных рыб, морских птиц и, само собой, для человека. Откладке икры у игл предшествуют нерестовые «свадебные танцы». Самка обвивается вокруг самца, затем следуют несколько величественных танцевальных фигур, во время которых самец поглаживает рылом брюшко самки, понуждая ее к икрометанию. Самочка через особый половой сосочек начинает порционно откладывать икру в заранее образовавшуюся у него и широко открытую выводковую сумку на брюшке. При этом икра тут же самцом оплодотворяется. У некоторых видов игл эта сумка не образуется, и тогда клейкая икра откладывается просто на нижнюю часть отцовского брюшка. Происходит это интимное действо чаше всего опять же в зарослях зостеры и длится у разных видов с мая по август. Выводковые сумочки у самцов образуются в преддверии нереста. Ближе к хвосту, в нижней части брюшка у них отрастают продольные складки, между ними остается открытый желобок-икроприемник. После того, как он будет заполнен икрой, складки срастаются и откроется этот желобок лишь после того, как из икры вылупятся крошечные иглята и запросятся наружу. После этого отец еше день-два носит их в сумке и только после этого, тужась как бы в родовых муках и содрогаясь всем телом, «рождает» их. Случается, что одного самца с готовой выводковой сумкой одолевают не одна, а две или три самки, и тогда «оте
ц-одиночка» производит на свет примерно больше сотни «детей». После выхода в воду рыбий «малышатник» не покидает сразу родителя, а еше 2-3 дня крутится вокруг него и в случае какой-либо опасности, по отцовскому сигналу, прячется опять же в его детородной сумке. Прямо какой-то подводный кенгуру этот родитель. Позже вход в сумку срастается, и папа-игла вновь приобретает стройный жениховский вид. Разумеется, до следующего нереста. А что же самочка, спросит читатель. Набив брюшко самца икрой, она считает, что сделала все от нее зависящее для продолжения рода, и отправляется куда глаза глядят, в свободное морское плавание. Так уж у них заведено у этих морских игл. Самостоятельную жизнь мальки игл начинают, едва достигнув сантиметровой длины. Примерно то же и так же все происходит и у водяного «конька-горбунка» – морского конька, который по малочисленности своей попал в Красную книгу Украины. Тоже рождает папаша, тоже «нянчит» их два-три дня, и малышня так же прячется от опасности в отцовской сумке. Потом рыбята обретают самостоятельность, цепляются хвостиками к водорослям и траве, начинают жить по-взрослому. Папа-конек породил жеребят, Вьется вкруг папы стайка рыбят, После в «конюшне» окажутся, Хвостиком в «стойле» привяжутся. Надо сказать, что иглы и морские коньки не такие уж оригиналы в подводном царстве. Есть примеры более экзотические. Самец восточно-африканской рыбы хромис вынашивает 30 икринок не где-нибудь, а во рту. То же самое наблюдается у самцов рыб-кардиналов в Карибском море. Вот уж поистине «хлопот у них полон рот». При опасности молодежь ищет убежища во рту папаши, даже пытается это сделать повзрослев, но уже не помещается. Вынашивают икру во рту многие морские сомы, а у некоторых видов рыб этим занимаются не самцы, а самки, но преимущественно все-таки отцы семейства, причем иногда икры бывает так много, что бедные папаши даже рта не могут захлопнуть, так и плавают с приоткрытым ртом, из которого выпячивается глыбка икры. Такой способ вынашивания потомства называется в ихтиологии «ротовой беременностью». Среди самцов пресноводных рыб тоже встречаются интересные случаи заботы о потомстве. Мальки тропического макропода часто страдают от засорения жабер песком, илом. Отец лечит их очень своеобразным образом. Собирает в рот и прополаскивает маленькими партиями поочередно, как в ванночке, после чего вновь выпускает в воду, и таких диковинных примеров можно было бы привести массу, но добавим лишь то, что 6000 лет тому назад различных рыб изображали на стенах зданий древние египтяне, и они же первые заметили, что некоторые рыбы рождают изо рта живых «рыбят». Сейчас мы бы сказали, что эти рыбы вынашивают икру и молодь во рту. Вышеописанные способы размножения и охраны молоди в первые дни после их рождения заметно снижают «детскую смертность» у таких рыб по сравнению с другими, у которых нет таких заботливых отцов. Ю. П. Зайцев пишет в связи с этим: «…нужно отметить, что благодаря морским иглам… можно основательно поколебать распространенный тезис о якобы ограниченном участии сильного пола в выращивании потомства». Оригинальное распределение обязанностей в деторождении у морских игл, подметил еше Аристотель. Он наблюдал за иглами в Эгейском море, у берегов Греции. «Та рыба, – писал он, – которую называют белоне, в пору размножения разрывается, и из нее выскакивает малек. У этой рыбы разрыв происходит ниже желудка и внутренностей, как у змей, называемых «тифине». После того, как произведет свое потомство, она не умирает, и рана снова зарастает». Заметим, что великий Аристотель, вероятно, ошибся, назвав рыбу-иглу «белоне». «Белоне» это родовое латинское название саргана (Belone). Может быть, потому ошибся, что сарган и рыба-игла внешне похожи. В Черном море, по одним данным, 7 видов игл, по другим -5, а всего их в Мировом океане 50 видов. Коньков меньше – 20 видов, из которых крапчатый и обыкновенный – черноморцы.

нет комментариев

« Предыдущие